Октябрь 1993 года

Аватара пользователя
Туранчос
Администратор
Сообщения: 3522
Зарегистрирован: 02 дек 2014, 08:27

Октябрь 1993 года

Сообщение Туранчос » 28 июл 2015, 20:46

Предлагаю поделиться здесь воспоминаниями о темнейшем моменте в истории России. Технологии заговоров и переворотов с тех пор мало изменились.
Острую мысль нужно подавать тупым концом вперед

Аватара пользователя
Квинта
Пользователь
Сообщения: 4253
Зарегистрирован: 24 мар 2015, 19:06

Октябрь 1993 года

Сообщение Квинта » 28 июл 2015, 21:26

А что конкретно интересует? Пострельбушки у Б.Д.?

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 28 июл 2015, 21:40

Надо Вардана попросить отписаться, он участник тех событий.

Аватара пользователя
Marusia
Модератор
Сообщения: 2589
Зарегистрирован: 02 дек 2014, 19:52

Октябрь 1993 года

Сообщение Marusia » 28 июл 2015, 22:03

К великому наверное моему стыду, я о этих событиях практически ничего незнаю :( (кроме того что в Википедии написано).
Интересно было бы почитать.
Вышиваю крестиком. Черный пояс.

Atilla
Пользователь
Сообщения: 182
Зарегистрирован: 30 ноя 2014, 02:26

Октябрь 1993 года

Сообщение Atilla » 28 июл 2015, 22:50

Прошу прощение зарани за метод изложения. Но если я не объяснил бы некие подробности, то было бы не понятно, что я там делал 93-ом

Я стал участником событии 93-ого года. Самом деле можно сказать, что я участник событии даже 91 года ГКЧП)).
Причини моего участие банальный. Я не был сторонником коммунистов, не был сторонником и зарождающей буржуазии. То есть, мне было глубоко до одного место все противоборствующее.
Такое отношение у меня сложилось потому, как я раньше других приобрел опыт конфликтов и насколько свое время углубился суть, причини, что двигает и к чему что приведет. Ну про 91 год или про конфликты потом, а сейчас про 93 год.
Я совсем не давно вернулся в Москву из конфликтного региона, вернулся вроде как приняв окончательное решение, что «Гори все синем пламенем». Было некая апатия, точнее бессилие, что ты не можешь противостоят, что процессы необратимы, и к сожалению участвовав в них активно, где то способствуешь а не противостоишь. Процессы бурные шли те года по преобразованию, с 88-ого года. Я не то, что против движению вперед, я против жертвам ради этого «прогресса».
Вот 93 вернулся май месяце в Москву. Москвой мне связывало, что я тут учился и жил после армии. Все эти перетрубаци изменили мою жизнь сильно. Несколько раз бросал учится, потом восстанавливался, но так и не доучился. Так стремительно эти годи все менялось, так много происходило и стольких местах побывал. Как то в конце 90-их находясь долго в состояние покоя и одиночества попробовал составит хронологию, когда где и что. Не смог, и сам не поверил, что я так много мог успеет и все это могло случится именно со мной.
Вот 93 –ом вернулся, приняв окончательное (как мне думалось) решение наладит свой жизнь, доучится. Женится и жить, послав всех на три буквы.
Жил в Москве я в центре, на Тверском. Дом во дворе. С одной стороны Концертный зал Чайковского с другой Театр Моссовета. Жил с подругой. Из за хорошее расположение квартиры каждый день были гости. Ну кто выйдет в город погулять из друзей и знакомых, так и гости потом ко мне. Так что было не скучно, дел и проблем хватало.
Ну так вот, когда все это началось, какая то перебранка с Елциним Хасбулатом, Руцкой с чемоданом. Я если честно подробности не знаю. Телевизор дома был, но основном у меня включено было радио. Слушал и наслаждался первыми радиостанциями рок музыки (ЭС ЭН СИ Стаса Намина). Вечерами часто гулял с подругой по Тверской. Что тогда там было, это отдельная тема. Бывало днем выйдешь на улицу, и тут какая то толпа мимо пройдет скандровая «Ельцин, Ельцин». Дойдешь до Моссовета, там куча народа с плакатами стоят. Я всем и всему уже относился мягко говоря иронией, а не мягко, с презрением, желанием задушит.
Ну так вот этот день августа (какое число не помню), с другом стоим у Триумфальной, и слышим гул, крики. Смотрим по Садовой несется куча машин с флагами и радостно. Понял, что то назреваеться, что это уже не стоят плакатами и не сумасшедшие бабки по улицам скандируют. Может от того, что на машинах этих были молодые ребята камуфляже и с оружием, или пафосный вид Руцкого (Он высовывался из одной машины и тоже бодро кричал).
Я пришел домой, включил телек и радио на инфо канал (по моему ЭХО) и начал вникать, и заодно прослеживать. Узнал, что эти машины поехали на Останкино ТЦ добиться канала. Узнал, что был прорыв Белого Дома. Оказывается дом был в окружении и им срубили все, даже канализацию.
Узнал, что у белого дома куча народа с требованиями какими то. Ну типо Елцин пидораст. Тут у меня с ними единодушие.
Услышал я обращение мраза Гайдара гражданам собираться и вооружатся возле Моссовета для защити «демократии».
Вот это было для меня первой точкой. Я понял, что они прольют кровь, и не остановятся ни перед чем, что нету у них ничего святого и разумного, что они обязательно прольют кровь. Как в каком то повесьте фантастическом. Услышав Гайдара я понял, что прольется кровь.
Настал вечер, я слушал прямом эфире корреспондентов радио. Передавали они что и как происходит у Останкино. Тогда по моему ТВ уже вырубили, потому я только радо слушал.
Корреспондент предает, что трое подходят к входу для не то для переговоров не то предъявит свои требование, у одного в руках оружье. Тут выстрел, и попадают именно тому, у кого руках оружье. Тот падает раненый и открывает шквал огня сторону ТЦ (оказалось у него руках был пулемет). Мозгах фиксируется еще одна точка: провокация, теперь точно будут убывать и давить. После протестующие на грузовике таранят ТЦ, говорят что ждут помощи каких то военных. Подъезжают БТРы, Протестующие встречают БТРы радостно, уверении что это им подмога пришла. БТРы постояли немножко, потом открыли огонь по протестующим. Паника, все бегут, кто то лежит крови, корреспондент истерии.
Еще точка в мозгу, началось. Было где то около 23-00 -24-00. Тут я встаю и начинаю одеваться. Говорю подруге, прости но я дома не могу сидеть спокойно. Эти сволочи(демократии) Останкиной не ограничатся, пойдут на Белый Дом. Там полно народа, основном как я понял по сегодняшним репортажам взрослые люди не обстрелянные. Много женщин, обычная Московская публика. Я не могу дома сидеть, зная что будут проливать кровь, а большинство из них не имея элементарных знании могут спровоцировать. Пойду я туда, и если я смогу чем то помочь, минимизировать потери, то значит не зря живу. А если я не пойду и не сделаю, то я потом жить с этим не смогу. Подруга в ужасе, только хлопает глазками и сказать ничего не может (шок был у нее).
Ну вот я встал и пешком добрался до Белого Дома. Пошел я туда е сражаться за какую нит сторонни против другого. Никто у меня симпатии не вызывал. Не Хасбулат с Руцки и придурком Макашовим, ни тем боле Елцин с Гайдаром. У меня дома в одной комнате притащил толстое бревно и закрепил на него карикатурный плакат. Есльцин, Руцкой и Хасбулат виде трех богатырей. Я и друзья каждый день метали нож на этот плакат.
Было симпатия по отношению людей, кто встал против Елцина, и было антипатия к людям, кто отозвался на призыв Гайдара. По дроге я видел этих Гайдаровцев. Вооружение гладкостволом, какие то повязки на рукавах (не помню какие). Основном люди среднего и старшего возраста из числа коммерсантов и коперативчиков.
Пришел я к Белому Дому, народа там полно, разных возрастов и полов. И выяснил для себя, что я не один такой. Что много кто пришел именно после того, как узнал что было в Останкино, и особенно приятно было, что никто там не был за Хасбулата с Руцким. Пришли, потому как были против Ельцина.
Ну давайте продолжение, уже боле короткое(постараюсь) завтра. Как развивались события у Белого дома и что я видел.

Аватара пользователя
МУЛИНО
Пользователь
Сообщения: 1133
Зарегистрирован: 23 фев 2015, 20:01

Октябрь 1993 года

Сообщение МУЛИНО » 28 июл 2015, 23:09

Atilla,
Спасибо. Ждем продолжения :write:

Аватара пользователя
Квинта
Пользователь
Сообщения: 4253
Зарегистрирован: 24 мар 2015, 19:06

Октябрь 1993 года

Сообщение Квинта » 28 июл 2015, 23:53

Моему коллеге пуля в спину попала,броник спас, когда он раненого в шею милиционера выносил. Стреляли из Б.Д., видели прекрасно что раненого несёт. А милиционер в скорой умер, меньше года отработал.

Atilla
Пользователь
Сообщения: 182
Зарегистрирован: 30 ноя 2014, 02:26

Октябрь 1993 года

Сообщение Atilla » 29 июл 2015, 21:25

Пришел я к Белому Дому. Было где то около часа ночи. Так как шел пешком через Садовое, то мимо Баррикадной вышел к Дому возле Горбатого Моста. Там я видел первые баррикады и там и познакомился с людьми. Увидел робкие попытки строит оборону. Стояли там основном Приднестровские казаки. Я поинтересовался кто старший, где штаба, организация. Подвезли мне к мужику с живописными усами, он представился – Сан Санич. Я поинтересовался, что и как, чем могу быть полезен, потому как будет штурм. Все что я вижу сейчас, это самоубийство. Баррикады т не остановят даже самосвал, куда там армейскую технику. Людей разных, не организованных очень много и они только создадут проблем. Пообщались мы Сан Саничом. Человек не глупый. Все понимал. Но не было никакой четкой организации и плана действия. Потому как основная часть боеспособных поехали в Останкино. Вот ждут, кто приедет, возвращались мелкими группами люди из Останкино, но тоже не так много и не особо организованно. На мое беспокойство и утверждение, что будет штурм, что надо организоваться как сможем. Утешили тем, что ждут помощи из какого то подмосковного войскового соединения. Вроде из города Шёлоково на технике. Еще откуда то идут представители «Союз Офицеров», что именно они проводят войсковых подразделениях работу. И вот вот должны прибить с подкреплением. Скажу сразу, что ничего этого люди у Белого Дома не дождались. Потом я услышал где то, что «Союз Офицеров» вроде арестовали, что заблокировали ВЧ в гор. Шёлково. Насколько это правда или нет, не знаю.
Значит картина такая, люди там особо не думали и не допускали, что будет штурм и будут их мочить. Выглядело это так у них глазах вот почему. С времен Горбачева власть показывало, что они робеют когда народ протестуют и проявляют не решительность. Потому те страхи, что были до Горбачева, то понимание, кто уже приобрел опыт в конфликтах у людей нету. Чего только стоили куча пенсионеров такого урода Анпилова. Этих стариков и старух там было много. Они там стихи читали, песни пели, делились своими энциклопедическими знаниями. Все это красиво и романтично, но не практично.
Кто понимал что и как, они рассчитывали на военных, кто придет им на помощь, встанут против Елцина и соответственно так избегут горячего конфликта. Ну при худшем развитии сценарии, надо убежать в Белый Дом. Там Дом оборудован пуленепробываемами щитками, и дальше держать оборону Дома. Скажу сразу, насколько Дом оборудован сам я не узнал. Там не далеко был палаточный городок. В основном там находились женщины. Всем было сказано, что случи чего бегут к Дому и укрываются. Что было у фасада Белого Дома, со сторонни набережной, я не знаю. Туда не ходил.
Мне Сан Санич познакомил с молодыми ребятами, и приписал к ним. Ребята «Баркашовцы». Скажу сразу, что не смотря на идеологическую противоположность, отдаю должное им. Там они были боле мене организованной. Вообще тогда у Белого Дома собрались все полит. течение. Коммунисты, анархисты, националисты. Были все, кроме тех кто как бы официально возглавлял эти партии и течение (Жирик, Зю и кто там еще). Все это уже наводило на мысль, что сторговались. А кто торгуется посей день и цену ломает (Руцкой и Хасбулат), то им накажут. Это я понимал, но люди то не понимали. Они вышли справедливо возмущении какой т о указом Ельцина, защитит одно из завоевание прошлого и символ «Верховный Совет». И для них не имело значение, кто там возглавлял этот Совет, для них было важно защитит «Совет». Примечательно, что защиту «Совета» вышли все те, кто Советское время было в не закона и пострадало от коммунистов. А все бывшие коммунистические функционеры ныне демократии и либералы были против «Совета». Все это я узнал там и вникал проблему.
Ну и ладно, политический анализ потом. Так вот, я в составе группы 8 -12 человек. Принято решение, что дежурим у Горбатого моста. Оружье никакого. У одного из ребят был пистолет ПСМ, отнят у ментовского офицера, когда пробовали блокаду Дома. У многих мнтовскые дубинки и алюминиевые щиты. Мне сказали, что Белом Доме есть оружие, ну основном штатное, ничего серьезного. Даже коктейлей «молотова» никто не озадачивался заниматься.
Все было печально, так что все кто понимал, тот рассчитывал на поддержку военных, кто не понимал, те вообще не могли себе представить, что по ним будут стрелять.
Когда рассвело, нас сменили и я пошел с группой в гостиницу «Мир»отдохнуть, Я ждал штурма ночью. Когда после Останкино протест еще не пришел себя. Потому утром я надежде, что пронесло сегодня, пошел отдыхать. Это я потом узнал, что долго уговаривали и искали, того кто возьмется за штурм Белого Дома. Что большинство военных (да почти все) и все службы отказались.
Гостиница «Мир» относился СЭВу, времен СССР. Тогда еще комплекс СЭВ не был дан мэрии. Ну что там было не знаю. А гостиница была, но ни какой прислуги, служб там не было. Когда блокировали Белый Дом, там отдыхали вояки МВД. Теперь там отдыхали мы. Из интересного в гостинице, это питание и всякое такое, который поставляли бойцам МВД как гуманитарку от демократов, сторонников Ельцина. Вроде было обращение коперативчикам и коммерсантам помочь чем могут. Так вот, там сух пайки и все было из Израиля , куча всего, печенки, кофе, напитки (не спиртное), носки и всякое мелочь. У всех на упаковке и коробках отсутствовало русская надпись. И что я видел, на всех был надпись на иврите или идише, я не разбираюсь. Но не на латинице и не кириллице. Я думал, что если коммерсанты помогали МВД в блокаде Верховного Совета, то по идее они должны были поставлять то, чем торгуют. Так вот ничего из того, что я встретил там не было продаже не до не после. Что за снабжение было, мне не понятно посей день (тема для конспирологов). Уже потом, позже мне один из «Баркашовцев» сказал, что тогда в Москву завезли спецназ или что то типо того, какой то «Бейтар» из Израиля.
Не знаю насколько это достоверно, из фактов только снабжение в гостинице «Мир».
Ну вот расположились отдыхать, но отдых был не долгим. Услышали крики, выстрел шум. Выскочили и бегом к мосту. Не дошли, сразу, попали под обстрел и легли на землю. Пока там лежал, близко мосту, вот что видел. На большой скорости БТРы стреляя мотали круг вокруг Белого дома. Их или три или больше было. Не могу сказать, потому как дистанция между ними большая, и периметр дома тоже большой. Потому если проезжала очередной БТР, я не знаю, это очередной или тот кто уже круг сделал. Так вот они так по кругу неслись очищали вокруг Дома и стреляя не давали никому голову поднять. Было вот что, несколько из ребят «Баркашовцев» вскочили на Камаз самосвал и гонялись за БТРом и стреляли из АК. По моему пару кругов они смогли сделать. Потом Камаз остановился дальнем торце Дом и они побежали к Дому. Вроде как утихло немного, я метнулся к мосту, там куча раненных. Сан Санич без обоих ног. Не то крупнокалиберным не то , по моему все таки крупнокалиберным. Там полно людей, кто в страхе и в шоке замерли, прятались за щитками. Мы давай раненных тащить сторону Парка, там и стадион. Я к городку палаточному. Разруха и сметание. Люди в шоке, много раненных. Не могу пока говорить про убитых. Ну вы понимаете как. Видишь человека он в крови, не факт что он мертвый, не факт что живой. Мы, кто может таскаем раненных в стадион. Там уже оказывают помощь (основном жгут). Тут опят пошла перестрелка, опять БТРи пошли. Создавали Плотность Огня. Ну теперь БТР не неслись на скорости вокруг дома, а медленно осматривая. Был очень плотный огонь, но в сторону дома. Надо что то делать, раненых вывозить. А стадионе ворота закрыты с наружи. Перепрыгнул и понимаю, что с висячим замком не справлюсь. Ребята начинают через коллектр тащит раненных . Но опасно, потому как БТРи видя кого то из под земли принимали как угрозу. Тут только вытащили одного из коллетора, тащим сторону Баррикадной, и БТР на нас. Стрельнул поверх голов. Мы легли. БТР подъехал медленно и стоит на расстояние и держит нас в прицеле. Я поднимаю сперва руки, потом тихонько сам поднимаюсь, и не спеша показываю что безоружен и тут у нас раненный лежит. Но дальше я боюсь что то делать, пройти или остальных поднят. Я не уверен, что он понял(БТР) и не убьет нас всех если мы двинемся с места. Я отличи от многих, понимаю, что стрелок в БТРе убывает не от того, что кровожадный и смерти хочет, а от того, что опасается сам стать жертвой. Потому тут важно показать, что от тебя угроз не исходит. Тут какой то парен на велосипеде прямо по улице (Конющинской) едет в халате белом. Откуда он взялся даже не знаю, не заметил и не увидел. БТР стреляет ему под велик, он упал. Мы все подумали, что его убыли. Но он встал, поднял руки и идет на БТР. Стреляют под его ноги, но он не остановился и дошел до БТРа. Там он что то говорил с ними. Расстояние такое, что не слушали, после он пошел сторону палаточного городка. Бтр медленно ствол сторону дама тоже поехал. Тут мы встали, раненного (он на одеяле) потащили по улице сторону Кранопреснинской. Там где улица сужается. Увидели, что все перекрыто автобусами и грузовиками, за ним стояли машины Скорой Помощи. Я так понял, тот смелый парен наверно отсюда именно поехал, не испугался.
Мы подходим и видим, что автобусах сидят люди оружием и экипированный. Не могу сказать почему, но никто из нас не ощутил опасность или страх. Или взгляд у них был такой, что не внушало опасность. Не скажу, что их внешность было для нас дружелюбным, но не было чувства опасности. Несколько человек форме с оружием и один штатском в плаще но каске стояли на улице. Увидев нас с раненным, он открыли коридор и мы доставили раненного до Скорой. Может именно потому мы не опасались от них и появилась доверия к ним. Я подошел штатскому, пологая, что он старший тут и сказал ему про стадион, про закрытые ворота. Просил помочь, надо раненных вывести. Просил пустить Скорые туда. Он ничего не ответил, отошел сторону позвал несколько бойцов, говорил по рации. Подошли эти бойцы (человек 5 или 6) и сказали «пошли». Как то странно сейчас вспоминать все это и осознать, что тогда все понимали. Я почему то понял правильно их слово «пошли». Пришли мы к воротам. Один из них заложил взрывчатку, крикнул чтоб все отошли и взорвал замок. С первого раз не получилось, с второго замок взорвали. Я не стал задерживаться тут в стадиона, людей там было много, без меня помогут раненых вывозит. Да еще наверно учитывая дружественность людей экипировке и с оружием, наверно почувствовал, что тут людям уже безопасно. Это все я сейчас так размышляю и даю объяснение, а тогда ничего такого не думаешь, все на автомате и инстинктах. Я и еще двое со мной идем сторону Моста, говорим, что там коллекторах надо проверят и у моста смотреть.
Тут возле стен красно кирпичной, посольства США на нас очередной БТР. Легли на землю. БТР стоит, я опять показываю руки и показываю, что мы не представляем опасность. А БТР стволом верх вниз, показывает ложись и не дергайся. Вообщем не пускает. Все это время было слышно звуки плотного огня с маленькими промежутками тишины. Такое впечатление, что одновременно стреляли из 1000 автоматов. Наверно все это происходило у фасада здания. Мы ждем, и думаю почему с Белого дома нету никакой ответки, пока все время по Дому. А ответ ничего. И тут я услышал ответ. Несколько раз выстрел громкое и взрыв в здание СЭВ. Я видел, как из этого здания где то из средних этажей взрывом выбрасывало на улицу куча макулатуры.
Мы лежим и ждем. БТР развернул ствол и питается найти уголь стрельбы на крышу здания, где квадратное строение и часы. Подъехали еще несколько БТРов и из разных точек питаются зацепить верхушку здания. Я так понял, именно оттуда стреляли в ответку. Мы тут поднялись, и поняли, что идти вперед к Дому нету смысла, что уже полноценный бой и мы не пройдем там.
С верхушки здания пуляли по СЭВу. Я так понимаю в этой здании сидели стрелки, кто вел огонь по Дому. БТРам не хватило угла и они не могли открывать огонь под таким углом. Мы отошли сторону Девятинского переулка и оттуда смотрели и ждали, чего ждали сам не знаю. Может ждали, что случиться чудо и все прекратится, или ждали, что сейчас разгонят эти БТРи . Явно ощущалось некая не справедливость, что по Дому стреляют и Дом не может отвечать, вот может ждали что все таки не будет такой безнаказанности. Потому наверно каждый выстрел гранатомета из Дома по СЭВу было как бальзам на душу. Ну пока стоим, смотрю по территории посольства куча бойцов касках с СВД передвигаются, заходят здание, и как понимал занимают огневые позиции. Меня поразило вот что, бойцы эти в плащ-палатках. Картина бойцов времен Отечественной войны, только место СВД им в руки ППШ. Может в таких плащ палатках для того, что оборудовать лежку? Специалисты скажут. Но для меня это картина как сюрреализм. На территории посольства США Воины Освободители. Именно так нам рисовали Воинов освободителей моем советском детстве. Я смотрю и у меня некий шок, от раненных и выстрелов шока не было, а тут как обухом по голове. Может потому моя внешность привлек внимание, и один из воинов посмотрев на меня, палец положил к губам и –ТССС. Типо тише и не говори ни кому.
Ну дальше гул вертолетов. Парочку Ми8 на приличной высоте появились и начали крутит над домом. Я сделал вывод, что пока на высоте, осматривают возможность высадит десант на крышу.
Через некоторое время пошлы громкие бабахы и белый дым от здания. Я понял, что стреляет артиллерия (потом узнал, что танки из моста) и тут уже стало понятно, что все проиграно. Что не будет не ответки, не победы, не помощи. Я и еще один парен решили уходить, смотреть такое безнаказанность, такое избиение не было желание.
Пошли мы сторону Баррикадной. Там все еще стояли автобусы с вооруженными людьми, за ними машины Скорых. Потом я узнал, что это группа «Альфа» а человек в плаще в штатском их командир, по моему Зайцев фамилия.
Прошли через оцепления и свернули к высотке. И тут в этом месте мир войны закончилась и я увидел другой мир. Куча народ возле высотки, одеты празднично, с детьми, у некоторых воздушные шарики (впечатлило именно эти разноцветные шарики) стоят смотрят на Белый дом, на Войну. У многих восторг и улыбка. Некоторые при очередном залпе пушек кричат Урааа. Какой то сюрреализм. Картина достойная экранизации Кустурицей.
Может потому появились потом такие как Кустурица, и как писатель Пелевин.
Я опешил, смотрю на эту праздничную толпу и не понимаю. Я не понимаю и посей день. Я не понимаю, как их праздничность, так и не понимаю почему они настолько глупы, что у них атрофировано даже чувства самосохранение. Как так можно рисковать да еще с детьми. Ведь мало ли что. Если вдруг будет бой серьезный, будет прорыв. Да элементарно снаряд или пуля прилетит. Все это ведь очень близко в пределах досягаемости.
Одним словом разочаровался я сильно в людях (не первый раз и наверно не последний).
Помню, что только одной мамочке с ребенком высказал, что она дура и не чего тут радоваться. Помню, как группа людей подошли туда, и один из них сказал, что отсюда плохо видно поехали другое место.
Вообщем вот такая картина. У людей праздник, с детьми пришли Зоопарк а тут еще им зрелище устроили стрельбой.
Я вес подавленный зашагал домой, и для себя принял твердое решение (очередной раз) не участвовать больше никогда в конфликтах. Ну вот когда на Украине началось, то первым порывом туда. Хорошо что сдержался, хотя может и надо ехать. Не знаю. Все это спорно. Не участвовать вроде не правильно, но и стать участником тоже не верно. Я не раз сам размышлял над этим, с друзьями вместе размышляли тоже. Ответа нету, объяснение есть, а ответа нет.
По поводу многочисленных убитых и слухов.
Не могу однозначно ответит, что было много или мало. Можно анализировать и понять, но все будет приблизительно.
И так, в палаточном городке людей может от 500 – до 1000. Может меньше может больше. Ведь ночь, была, кто домой, кто еще в Останкино уехал днем, кто спал палатках. Тактика БТРов было отработано верно. Они очистили периметр и держа периметр под огнем отрезали дом. Я так понимаю при первых заходах они стреляли кто был на встречу и сторону палаточного городка. Основной огонь был сосредоточен на белый Дом, там стены защищали и вроде убитых там не было. Потому основные жертвы стали, кто был на улице. Когда я спросил стадионе, почему они не побежали к белому Дому укрыться, как было решено. Мне рассказали, что большая часть кинулся к дому, но войти Дом не смогли, потому как все окна и двери заблокировались моментально бронещитами. Одни говорили, что это автоматический, другие, что от страха и никто не подумал о них, подумали о себе , кто внутри. И вот мне сказали, что именно возле стен дома много полегло из тех. Кто не смог внутрь попасть. Это возможно, потому как основной огонь вели по дому.
Из тех, что были стадионе, может человек 80-150 раненных. Да и не разберешь кто раненный, а кто кровью испачкался. Убитых вроде говорили человек 20.
Учитывая тактику боя, не думаю. Что убитые больше 100. Было видно, что особого желание поубивать не было у штурмующих. Он не палил по всем, кого видели. Всяк меня к примеру два раза могли убыть, если у них было желание убывать кого встретят. Основной огонь вели по дому, не давая там никого высовываться. Это мое мнение, но не утверждаю. Слухов было много. Потом какие то организации, радо и всякое такое вроде приняли попытку установить количество жертв, но так понимаю слухи о многочисленных жертв (500 и боле) не нашли подтверждение.
Был слух, что куча трупов кинули в Москву реку, потом вроде слух, что там достали брошенное оружье.
Вообщем слухов полно. Я описал что я видел и как было.
Параллели с нынешними и другими конфликтами, анализ и обсуждение многочисленных персон, Макашов, Руцкой и.т.д. и сравнение с персонами наших времен. Это все наверно отдельно при желании.
Одно только скажу, это безответственность и отношение к людям, что им должны. Они никому ничего не должны а вот им все должны и обязаны. Вот именно это их роднит с нынешними «вождями» при конфликтах.
Стрелков сколько угодно может рассказать сказку, что он ушел из Славянска, чтоб спасти жизнь ополченцев, но почему не подумал о жизни тысячи, что остались там, и что потом пришлось платит и еще придется платит за это.

Аватара пользователя
Квинта
Пользователь
Сообщения: 4253
Зарегистрирован: 24 мар 2015, 19:06

Октябрь 1993 года

Сообщение Квинта » 29 июл 2015, 22:02

Мы там с самого начала стояли. Был у нас такой ,,дикий взвод" :D . Использовали как мобильный резерв, когда ОМОН не успевал. Помно кинули нас к Центральному Телеграфу, там была попытка прорыва толпы, из переулка , человек 500, нас - порядка 30. Стали мы в полторы шеренги, а толпа идёт на нас, крики радостные раздаются, остановились метров за 50-70 от нас и давай какую-то хрень агитационную орать, сами себя поддерживать, типа стрелять не будут и т.д. Ну мы молча затворами поклацали и стоим молча. Толпа ещё минут 20-30 состояла и тихим сапом назад пошла, А нас опять к Б.Д. перебросили. Там ночью тоже пыталась толпа к Б.Д. прорваться, тех уже силовым методом разогнали, правда без стрельбы обошлось. В ,,Мир" мы есть ходили, талоны на бесплатное питание выдавали, причём столько, что мы их срочникам отдавали, на самом деле пацаны голодные были, нам хватало. При мне примерно больше роты народа, лет 25-30-ти в Б.Д. чуть ли не строевым шагом прошли, приказано было их не трогать. До всех пострельбушек из Б.Д. выпускали всех кто хотел выйти, проверяли только на наличие оружия и отпускали. Приходили к нам с Б.Д., по ночам,какие-то полуряженные, чаем пытались в кастрюлях угостить, агитировать пытались,но вежливо посылались. Кстати насчёт Израильских сухпаев не слышал, у нас были армейские, плюс комерсы всякое привозили. Оружия и боеприпасов в Б.Д. было до бениной матери, плюс они ещё и милиционеров из охраны разоружили,самих сотрудников загнали в какую-то комнату, под вооружённую охрану, где их и продержали все время. Их, сотрудников, потом ещё, начальство, пыталось предателями выставить, но как-то это всё быстро заглохло. Срочники - ВВешники, вообще без оружия стояли, бедолаги. Им первым и досталось, а ведь видели,что они безоружны, только щиты и РПешки.

Atilla
Пользователь
Сообщения: 182
Зарегистрирован: 30 ноя 2014, 02:26

Октябрь 1993 года

Сообщение Atilla » 30 июл 2015, 00:48

Квинта писал(а): - ВВешники, вообще без оружия стояли, бедолаги. Им первым и досталось, а ведь видели,что они безоружны, только щиты и РПешки.


Понимает, если я буду с вами спорит или дискутировать, это будет не о чем.
Вы служили, соответственно выполняли приказ. Вы не можете сказать, что шли против этих людей по переулкам или у Б.Д. из за верности Елцину и его политике. Если предположит, что вы одобряли Ельцина и Гайдара, в данном конфликте вы выполняли приказ. Не будем обсуждать, выполнять или не выполнять приказ.
А люди, что выходили на улицу, выходили без приказа. Ошибались они или правы они, это другой разговор. Я не был сторонником какой либо стороны, но понимал что все заложники политиков. Как люди, что вышли отстоят свои права, так и военные, которым дали приказ.
ВВшники стояли, но может и не знали, что они заблокировали Б.Д, а если и знали, то им то что. Они солдаты и выполняли приказ. Ну а люди, которые кинулись прорвать оцепление, их тоже можно понять. Ну как это так, ВВшники заблокировали представительство народной власти. Напоминаю вам, что Б.Д. тогда називался ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ. Плохие там люди или хорошие, однако их выбирал народ а не военные их там назначили. Хорошый там власть или плохой, но свой и есть законные методы сменит власть а не из пушек по ним.
Потому я хот не подерживал ни одну из сторон конфликта, но симпатии у меня были на стороне этих людей. Это даже майданом не сравнишь, потому как они не требовали смена власти, они требовали сохранение власти.
Касаемо пайков в гостинице. Кроме ваших пайков, вы сами обратили внимание, что был помощь от коммерсантов. Я именно об этой помощи и писал.
Ну насколько это морально правильно подержать помощью вояк против граждан своей страны, думаю надо было как минимум занимать такую нейтральную позицию, как Я.
Хотя, будь у меня тогда руках оружие, я бы не задумываясь применил, когда пошел обстрел Б.Д. Вот именно так и нейтральные люди становятся участником войн, не смотря на то, что изначально им плевать на все дрязги политиков. Больше половины Чеченцов втянулись войну против России, изначально не имея никаких претензии и далеки от поддержки Дудаева. Это все тоже можно отдельно рассуждать о технологиях войны.
Поймите мне правильно, если на тот момент угрожал бы опасность жизни вояк, я бы помог и вояк.
И было дело питался помогать. Но это другая история. 91 -год, на Садовом кольце в туннеле.

Аватара пользователя
Квинта
Пользователь
Сообщения: 4253
Зарегистрирован: 24 мар 2015, 19:06

Октябрь 1993 года

Сообщение Квинта » 30 июл 2015, 01:29

Да я, собственно, вообще и не собираюсь ни с кем спорить и дискутировать :D . У меня такой цели просто нет. Пишу о том, где был сам непосредственным участником. Мы стояли возле Б.Д. с самого начала, задолго до пострельбушек. А , вспомнил, возле ,,Мира" ,еще какой-то толи армейский, толи ВВшный, спецназ тусовался, все при понтах, на БТРах. Мы ещё ржали, нахрена этих срочников пригнали. А торчали мы там с сентября, за уже не помню с какого точно, вроде с середины. Из вооружения, в нашем ,,диком взводе" были ПМы, КС-23 и АКМСы 7,62( вот с калибром ,,не повезло" :D ) когда заваруха началась то 5,45 завались было, а нашего хрен найдешь, потом еле-еле связались к командирами, чтоб подвезли ещё, подвезли. Ни пулемётов, ни снайперских винтовок у нас небыло.
Много народа гражданского было, любопытствовали, через что и пострадали, им пофиг было, что стрельба - главное, что стрельба ни на какие уговоры уйти или не высовывается не реагировали.

Аватара пользователя
Совушка
Пользователь
Сообщения: 477
Зарегистрирован: 06 мар 2015, 00:30

Октябрь 1993 года

Сообщение Совушка » 30 июл 2015, 14:30

Atilla, спасибо. Очень интересно было прочитать ваши статьи. Эти события были как бы замылены нашими СМИ - как-то что-то было, но уже прошло. Вот и следов выстрелов на БД уже нет...
Хотя вопросы и недоумение какое-то были долго.

В начале 90-х мы еще учились в Москве, поэтому помнили и митинги "всенародной поддержки", и Ельцина на них. В 93 уже уехали. И глядя в телевизор, было тяжело уяснить - вообще, кто, за кого, за что... Мелькнули вооруженные люди, Гайдар, Хасбулатов с Руцким вдруг врагами стали. И вдруг ничего не было - ни толп на улицвх Москвы, ни войны. И что интересно, ни одной более-менее толковой публикации о том периоде не видела.

falcon1971
Пользователь
Сообщения: 512
Зарегистрирован: 06 дек 2014, 20:41

Октябрь 1993 года

Сообщение falcon1971 » 03 авг 2015, 18:50

В октябре 93-го служил в охране телецентра, что на Королёва 12.
3-го октября, утром, заступили в усиление (не наша смена была).
Броники были ЖЗЛ-74 (только против ножа) и белые пластиковые каски.
"Ксюхи" с двумя рожками. :D
Думали, что сменимся в шесть вечера, но не срослось.
Дежурил с напарником, Саней Михайловым, из Зеленограда, на 11-м подъезде, где обычно осветители свою байду выносят.
Как раз напротив центрального входа в ВГТРК (Королёва, 15).
Днём спокойно всё было, к вечеру привалила толпа. К нам небритые дяди в разношёрстной форме подвалили, с АКМ.
Дескать: "Хотим, чтобы всё, как раньше, колбасы по 2.20, ля-ля, фа-фа, давай, старший, ключи от ворот".
Послал из по матушке, по Волге.
Стемнело. У входа в здание напротив кипиш какой-то начался, Саня Старущёнко, который в самом подъёзде дежурил, из "основной" смены, сказал: "Валите ко мне. Щас, видать, начнётся".
Только зашли - выстрел из РПГ, упали на пол, сразу очередь по нашему подъезду. Все те, кто вопил, что мы по безоружной толпе стреляли, пусть умоются - лично видел АКМы, "ксюхи", РПГ-7 с тандемными выстрелами, а на самом знании, между 1-м и 2-м этажом, долго "засос" от прилетевшей гранаты был виден.
Ещё одну засадили в тамошнюю оружейку.
Долбили хорошо, мы за гранитным бордюром здания прилегли (стен-то нет, как таковых, одно стекло), потом жопой-жопой уползли за стенку.
С нами "ягуар" был из "дзержинки". Рота спецназа одного из тамошних полков.
"Витязевцы" были в здании напротив, на этажах выше и бегали туда-сюда по потерне, соединяющей здания.
Из этой патерны, мимо нас, они своего погибшего паренька (Ситникова) протащили в сторону концертной студии.
Так всю ночь и продолбались.
Потом "бэтэры" подошли, ещё не знали, на чьей они стороне.
Старший "ягуаровцев" говорит: - Вы ж местные, окрестности знаете? - Знаем. - Если чо, знаете, куда сваливать? - Знаем, в сторону медцентра Дикуля. На том и порешили.
А те дуры долбить по Дубовой роще начали. Зачем - хрен его маму знает.
Под утро какой-то провинциальный ОМОН в нам на подмогу припёрся. Зачем-то.
Помню, как шли на электричку, а на месте событий в "скорые" народ грузили.
Потом работал с мужичком, который был старшим смены у Хасбулатова. Он, во время этих событий, как раз в отпуске был. Повезло. Его напарника, вместе с шефом, в Лефортово на некоторое время определили.
Охрану Белого дома, прибывшие из других областей коллеги, дико лупили. Ни за что. забавы ради. Когда те из здания выходили. Единственная вида мужиков в том была, что на работу честно приехали и не разбежались, как крысы.
Сучьи разборки, в общем.
Мамаши с колясками и просто зеваки, обозревающие, как танки с моста Белый дом долбили запомнились.
Паноптикум, одним словом.
Стара непуганых идиотов.

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 03 авг 2015, 19:18

"Мы ничего не забыли". Дарья Митина про тот октябрь

Ежегодно 4 октября в Москве люди собираются помянуть погибших во время октябрьского ельцинского антиконституционного переворота и расстрела Верховного Совета 3-4 октября 1993 года – я заметила, что ежегодно, какая бы погода не была накануне и на следующий день, 4 числа всегда пасмурно и идет дождь, природа как будто оплакивает героев сопротивления и мирных людей, случайно или сознательно попавших тогда под молох истории.

- Дождик кровь смывает, - говорят плачущие женщины с портретами погибших сыновей в руках. - Кровь на мостовой проступает, а он ее смывает...

Вот 19 лет назад дни стояли на удивление ясные, дождей не было, а мостовые и тротуары вокруг Белого Дома и вестибюли метро периодически окрашивались кровушкой – к началу октября, по мере разрастания баррикад, ее перестали смывать, поливальные машины нами задерживались и разворачивались обратно, а московских чиновников и милицейских начальников водили смотреть на лужи запекшейся крови. Они качали головами.

Помню страшную давку-ходынку на станции метро «Краснопресненская», когда озверевший ОМОН избивал людей на эскалаторе, идущем вниз, люди пытались бежать, падали друг на друга, внизу, уже на перроне, ОМОНовцы дубинками загоняли людей в вагоны, а приехавшим пассажирам не давали выйти, вбивая их палками назад в вагон. Помню пожилую тетеньку-уборщицу с ведром, отказавшуюся мыть залитый кровью вестибюль и ступени эскалатора: «Не буду мыть, пусть народ видит, пусть все знают, что здесь происходит...».

Про октябрь 93-го написано и сказано уже столько, что вряд ли стоит вдаваться в подробные описания. Могу лишь сказать, что и семья моя, и родные комсомольцы несли вахту у Белого Дома с самого 21 сентября – с момента объявления антиконституционного указа № 1400. Нашу палатку с надписью «РКСМ» ранним утром 4 октября раздавил танк – слава Богу, что в ней в тот момент никого не было – кто-то грелся у костра, кто-то пошел в подъезд, кого-то отрядили за водой...

Мы дежурили у здания парламента посменно, через день. Судьба была ко мне благосклонна – утром 3-го октября истек срок моего дежурства, я сменилась и поехала домой. Обратно я должна была приехать утром 4-го...

Таким образом, самый разгар восстания я наблюдала по домашнему телевизору. Увидев, что началась стрельба, я вскочила и засобиралась обратно – у меня в Белом Доме находилась мама, она тогда работала в депутатской фракции «Отчизна», и я знала, что она там. Но дед запер квартиру на ключ со словами: «Дочь, кажется, я уже потерял, не хочу потерять еще и внучку». Я плакала, пыталась выбить дверь, но безуспешно. Ранним утром я увидела, что по Белому дому хреначат танки, начался пожар и здание горит. Ближайшие двое суток были, наверное, самыми черными в моей жизни – я знала, что мама в здании, а сделать ничего не могла. Прошли два мучительных дня, и утром 6-го октября мама вернулась домой... Я с трудом ее узнала – три дня назад, когда мы с ней последний раз виделись, это была здоровая, красивая женщина с темно-каштановыми волосами, а вернулась состарившаяся, разбитая, с потухшими глазами и абсолютно седой головой. Она почти сутки пролежала в насквозь простреливаемой комнате, прикрываясь от пуль трупом какого-то омоновца. Вывели маму сердобольные медики, проверявшие здание на предмет раненых и убитых, дали ей белый халат и по-дружески посоветовали порвать и сжечь парламентское удостоверение, закосив под медсестру.

Вечером мы запихнули нашего комсомольского вожака Игоря Малярова, уже объявленного к тому времени в федеральный розыск, («опасный государственный преступник»!) в минский поезд, и началась его эмиграция, продлившаяся вплоть до объявления Думой амнистии всем участникам. Мы периодически навещали его в разных городах и даже ухитрялись проводить там выездные Бюро и Пленумы ЦК РКСМ.

В ельцинском Указе запрету подлежало всего 6 организаций, среди которых РКРП и наш РКСМ, хотя было нам от роду всего 9 месяцев (мы образовались в январе того же 1993-го). Пустячок, а приятно – факт признания, как-никак. Таким образом, мы функционировали нелегально почти 3 года – только в 1996-ом нас легализовали и зарегистрировали, и то после ряда всяческих ухищрений с нашей стороны.

С тех пор я нежно люблю газету «Московский комсомолец» – в одном из октябрьских номеров на первой странице было напечатано объявление о том, что за любую информацию о местонахождении государственного преступника Игоря Малярова МК выплачивает 10 000 долларов. Милые нравы нашей свободной независимой прессы... В течение нескольких дней мы всем составом Центрального Комитета каждые полчаса звонили в редакцию, таинственным голосом сообщая, что Маляров скрывается в Испании, в Польше, на Ямайке, в старообрядческом скиту в сибирской тайге, в бангкокском борделе, в бразильской сельве и тому подобную чушь. Мы договорились, что если кому-то из нас все-таки заплатят 10 тысяч, мы немножко прокутим, а большую часть пустим на лечение раненых, коих после вышеозначенных событий было в изобилии.

Когда сегодня говорят, мол, стреляли в народ, а депутаты не пострадали – это не совсем так. Вспомните проломленную голову Сергея Бабурина, которого избивали на том самом стадионе, вспомните отбитые почки Олега Румянцева... Мне действительно интересно посмотреть, как бы вели себя сегодняшние депутаты – от всех фракций, без деления на политические цвета – в аналогичной ситуации...

Не знаю, как вам, а мне до сих пор тяжело проходить мимо этого стадиона на Краснопресненской. Вокруг – тысячи красных ленточек, кресты, красные флаги, горящие свечи. 17 лет в лужковской мэрии постоянно зарождались безумные идеи срыть мемориальный комплекс. Сначала оппозиционный префект Краснов не давал это сделать, потом протесты жителей сделали свое дело – вроде бы желающих уничтожить людскую память не осталось...

Каждый год у здания Верховного Совета проводится панихида. Мое отношение к РПЦ известно, но 4 октября, наверное, единственный день в году, когда активное участие РПЦ в траурных мероприятиях оправдано и справедливо. Тогда, 18 лет назад, роль церкви была действительно миротворческой, а ее стремление предотвратить, а затем остановить кровопролитие – искренним. Увы, ни предотвратить, ни прекратить бойню тогда не удалось, а количество «красных попов» тогда возросло многократно. Убийца тогда смачно харкнул в лицо Патриарху. Позже церковь примирилась с узурпацией - «всякая власть от Бога» - но это было уже потом...

Всегда интересно 4 октября смотреть на удивленные лица молодых ОМОНовцев, которые в те самые дни, наверное, ходили в детский сад, а теперь пожинают плоды коллективной ведомственной ответственности, выслушивая обвинения в душегубстве... Ничего, пусть изучают историю, она ведь отнюдь не всегда славная.

4 октября на Красную Пресню приезжают не только свидетели, очевидцы и участники. приходят и совсем молодые люди, которые в те окаянные дни либо лежали спеленатые в колясках, либо даже не были пока запроектированы своими родителями:). Среди моих РКСМовцев много студентов и старших школьников, которые, разумеется, не могут помнить, но много знают. Мне даже удивительно, насколько явственно и правильно они представляют себе весь ход событий, а главное – как точно представляют себе наши тогдашние ощущения, наш настрой, как чувствуют вкус наших побед и горечь нашего поражения... Понятно, что сегодня есть много источников, позволяющих восстановить событийный ряд, но откуда эти ощущения, эта эмоциональная достоверность, носителями которой можем быть только мы?..

Каждый год глубоким темным вечером народ встречается со своими однопартийцами, однополчанами, товарищами, под каждым деревом обнимаются, целуются и плачут. Каждый третий спрашивает меня о маме – многих я не видела много лет, и они не знают, что мамы нет на свете. Старенький профессор МГУ наливает вино казачьему сотнику, и они взахлеб обсуждают судьбу Виктора Морозова – был такой казачий сотник Морозов, который приехал на защиту Верховного Совета прямо из Приднестровья и 4-го октября схватил так называемую «пулю со смещенным центром» – она прошила ему живот, разворотила внутренности. Подобрали умирающего Морозова без сознания, с длинным шлейфом собственных кишок, повезли в больницу, где Морозов вроде как отдал Богу душу на операционном столе. Тела покойного, однако, никто не видел и на руки не получил, и братья-казаки захоронили пустой гроб, поставили крест. Каково же было наше удивление, когда через 10 лет Морозова встретили в Москве какие-то знакомые! Наши эскулапы, осколок советской медицины, тогда сшили сотника, и он отправился отлеживаться куда-то на юг, залег на дно и вынырнул через добрый десяток лет посвежевший и помолодевший, как говорится, лучше, чем был...

Но это – радостная история-исключение, а узнавать об уходе своих товарищей всегда больно, а еще страшней было после 4 октября звонить по телефонам, когда звонишь другу, не зная, жив ли он...

А еще 4 октября – день нашего внутреннего единства, потому что рядом соседствуют красные флаги, имперские черно-бело-золотые, андреевские, зеленые флаги разных течений, многоцветные стяги разных московских диаспор, от палестинского и курдского – до кубинского и белорусского, эсперантистский, испещренный буковками флаг БКНЛ-ПОРТОСовцев, черные с белым кругом и серпом и молотом, черно-красные, флаги всех бывших союзных республик, РНЕ-шные коловраты баркашей, казачьи штандарты, флаги райкомов КПРФ и РКРП... Портреты коммунистических вождей рядом с иконами и хоругвями, острые, радикальные плакаты и транспаранты рядом с золотыми крестами, врачи в белых халатах и волонтеры отряда спасателей рядом со священниками в рясах и клобуках, казаки в погонах и лампасах и анархисты в цветных платках, комсомольцы и интеллигентные дяденьки в очках с гитарами, вся эта разноликая масса выстраивается в торжественные, скорбные колонны, впереди которых - 152 человека с 152 портретами с траурными ленточками – фотография, имя-фамилия, возраст.

Пожалуй, это единственный день, когда нет никаких разногласий – общая память объединяет и примиряет всех. 18 лет назад руководство сопротивлением принял на себя Фронт Национального Спасения – это было беспрецедентное, первое и последнее объединение такого диапазона, охвата политических сил и течений. Никогда больше оппозиция не была так монолитна и так эффективна – и это тоже урок, который нам всем предстоит выучить.

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 03 авг 2015, 19:24

Большинство документов, которые могли бы пролить свет на то, что происходило в действительности, до сих пор засекречены. Более того, многие из документов, судя по всему, уже уничтожены. И мы по прошествии 19 лет не знаем даже, сколько жизней наших соплеменников унес тот «черный октябрь».

Правда, сравнительно недавно (к 16-й годовщине тех трагических событий) историком Валерием Шевченко было подготовлено, по сути, первое исследование, которое систематизировало разрозненные публикации СМИ тех лет и свидетельства очевидцев. И от той картины, которая предстала в итоге, волосы, что называется, встают дыбом. Полный текст его работы «Забытые жертвы октября 1993 года» желающие могут найти в Сети. Мы воспроизведем лишь некоторые отрывки.

«21 сентября – 5 октября 1993 года, – пишет историк, – произошли трагические события новейшей российской истории: роспуск по президентскому указу № 1400 Съезда народных депутатов и Верховного Совета России, в нарушение действующей на тот момент Конституции, почти двухнедельное противостояние, завершившееся массовыми расстрелами защитников Верховного Совета 3-5 октября у телецентра в Останкино и в районе Белого дома. Больше 15 лет прошло с тех памятных дней, но по-прежнему остается без ответа главный вопрос – сколько человеческих жизней унесла октябрьская трагедия.

В официальном списке погибших, объявленном Генеральной прокуратурой России, числятся 147 человек: в Останкино – 45 гражданских и 1 военнослужащий, в «районе Белого дома» – 77 гражданских и 24 военнослужащих министерства обороны и МВД...

Список, составленный по материалам парламентских слушаний в Государственной Думе России 31 октября 1995 года, включает 160 фамилий. Из 160 человек 45 – погибшие в районе телецентра «Останкино», 75 – в районе Белого дома, 12 – «граждане, погибшие в других районах Москвы и Подмосковья», 28 – погибшие военнослужащие и сотрудники МВД. Причем в состав 12 «граждан, погибших в других районах Москвы и Подмосковья» попали Павел Владимирович Алферов с указанием «сгорел на 13-м этаже Дома Советов» и Василий Анатольевич Тарасов, по заявлению близких, участвовавший в защите Верховного Совета и пропавший без вести.

Но в списке, опубликованном в сборнике документов Комиссии Государственной Думы по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в г. Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года, которая работала с 28 мая 1998 по декабрь 1999 гг., названы имена уже только 158 погибших. Из списка вычеркнули П.В. Алферова и В.А. Тарасова. Между тем в заключении комиссии указывалось: «По приблизительной оценке, в событиях 21 сентября – 5 октября 1993 года всего убиты или скончались от полученных ранений около 200 человек».

Опубликованные списки даже при их поверхностном рассмотрении вызывают ряд вопросов. Из 122 официально признанных погибшими гражданских лиц лишь 17 – жители других регионов России и стран ближнего зарубежья, остальные, не считая нескольких погибших граждан из дальнего зарубежья, – жители Московского региона. Известно, что на защиту парламента приехали немало иногородних, в т. ч. с митингов, на которых составляли списки добровольцев. Но одиночки преобладали, некоторые из них приехали в Москву негласно...

Многие москвичи и жители Подмосковья, остававшиеся у здания парламента за колючей проволокой в дни блокады, после ее прорыва 3 октября ушли ночевать домой. Иногородним некуда было идти. Вспоминает защитник парламента Владимир Глинский: «В моем отряде, который держал баррикаду на Калининском мосту у здания мэрии, москвичей было лишь процентов 30. А к утру 4 октября их осталось и того меньше, потому что многие ушли ночевать домой». К тому же с прорывом к защитникам Дома Советов присоединились и другие приезжие. Депутат Верховного Совета хирург Н.Г. Григорьев зафиксировал приход к зданию парламента в 22:15 3 октября гражданской колонны, состоявшей в основном из мужчин средних лет…

Для того, чтобы установить подлинное число убитых в Доме Советов, – продолжает Валерий Шевченко, – необходимо знать, сколько человек находилось там во время его штурма 4 октября 1993 года. Некоторые исследователи утверждают, что в здании парламента на тот момент находились максимум 2500 человек. Но если определить относительно точное число людей, находившихся в Белом доме и вокруг него до прорыва блокады, еще представляется возможным, то применительно к 4 октября возникают сложности.

Светлана Тимофеевна Синявская занималась распределением талонов на питание для людей, находившихся в кольце обороны Дома Советов. Светлана Тимофеевна свидетельствует, что до прорыва блокады талоны выдавались на 4362 человека. Впрочем, защитница парламента из 11-го отряда, в котором было 25 человек, говорила автору этих строк, что их отряд не получал талонов.

На вопрос, сколько человек находилось в Белом доме и вокруг него ранним утром 4 октября, можно дать лишь приблизительный ответ. Как свидетельствует приехавший из Тюмени защитник парламента, в ночь с 3 на 4 октября многие люди, больше тысячи, спали в подвале Дома Советов. По словам П.Ю. Бобряшова, на площади оставалось не более тысячи человек, в основном у костров и палаток. По оценке эколога М.Р. примерно 1500 человек были рассеяны малыми группами по площади перед Белым домом».

Таким образом, получается следующая картина: внутри Белого дома в ночь на 4 октября 1993 года находились около 5000 человек и еще 1000-1500 – на улице вокруг здания Верховного Совета. И вот «доблестные» правительственные войска (приказ отдал тогдашний министр обороны Павел Грачев) начали штурм здания и обстрел его из орудий танков. Вот что пишет далее Валерий Шевченко:

«Когда начался обстрел площади, многие люди, спасавшиеся от массированного огня БТРов, укрылись в подвале-убежище расположенного недалеко от Дома Советов двухэтажного здания. По оценке военного журналиста И.В. Варфоломеева, в бункер набилось до 1500 человек. Такое же число людей, собравшихся в бункере, называет и Марина Николаевна Ростовская. Потом они перешли по подземному ходу в здание парламента. Многих людей развели по этажам. По словам московского бизнесмена Андрея (имя изменено), часть выведенных из подземелья женщин и детей проводили на четвертый этаж Дома Советов. «Нас стали поднимать по лестницам наверх, на третий, четвертый, пятый этажи в коридоры», – вспоминал Александр Страхов. Другой очевидец свидетельствует, что 800 человек, вышедшие из подвала, попали в плен в холле 20-го подъезда к десантникам 119-го Наро-Фоминского полка и около 14:30 были «отпущены на свободу». Группа человек в 300, которую десантники во время активизации обстрела отправили в подвал, вышла из здания парламента в 15:00.

В зале Совета Национальностей собрались депутаты, сотрудники аппарата, журналисты и многие безоружные защитники парламента. Время от времени поступали предложения вывести из здания женщин, детей, журналистов. Список журналистов для вывода за пределы Дома Советов состоял из 103 фамилий. Депутатов, сотрудников аппарата, гражданских (в т. ч. оказавшихся в зале беженцев) набралось около 2000 человек.

Остается неясным, сколько человек во время штурма находилось на верхних (выше седьмого) этажах Белого дома. Необходимо отметить, что в первые часы штурма люди опасались прежде всего захвата нижних этажей спецподразделениями. К тому же некоторые из них пережили атаку БТРов. Многие при начавшемся интенсивном обстреле поднимались на верхние этажи, «поскольку создавалось впечатление, что там безопаснее». Об этом свидетельствуют капитан 3-го ранга Сергей Мозговой и профессор Российского государственного торгово-экономического университета Марат Мазитович Мусин (публиковался под псевдонимом Иван Иванов). Но именно по верхним этажам велась стрельба из танков, что существенно сокращало шанс выжить для находившихся там людей…

В течение дня, несмотря на продолжающийся обстрел, в здание парламента прорывались люди. «И уже, когда надежды никакой не было, – вспоминал депутат В.И. Котельников, – к нам прорвались 200 человек: мужчины, женщины, девушки, подростки, фактически дети, школьники восьмых-десятых классов, несколько суворовцев. Когда они бежали, им стреляли в спины. Падали убитые, оставляя кровавые следы на асфальте, живые продолжали бежать».

Таким образом, – делает вывод Шевченко, – в Доме Советов и в непосредственной близости от него 4 октября 1993 года оказались многие сотни в основном безоружных людей. И примерно начиная с 6:40 утра началось их массовое уничтожение.

Первые жертвы около парламента появились, когда символические баррикады защитников прорвали бэтээры, открыв огонь на поражение. Свидетельствует Галина Н.: «В 6:45 утра 4 октября нас подняли по тревоге. На улицу мы выбежали сонные и сразу попали под пулеметный огонь… Потом мы несколько часов лежали на земле, а в десяти метрах от нас били бэтээры… Нас было около трехсот человек. Мало кто остался в живых. А затем мы перебежали в четвертый подъезд… Я на улице видела, что тех, кто шевелился на земле, расстреливали».

«На наших глазах БТРы расстреливали безоружных старушек, молодежь, которые находились в палатках и возле них, – вспоминал лейтенант В.П. Шубочкин. – Мы видели, как группа санитаров побежала к раненому полковнику, но двое из них были убиты. Через несколько минут снайпер добил и полковника». Депутат Р.С. Мухамадиев видел, как из здания парламента выбежали женщины в белых халатах. В руках они держали белые платки. Но стоило им нагнуться, чтобы оказать помощь лежащему в крови мужчине, их срезали пули крупнокалиберного пулемета.

Журналист Ирина Танеева, еще не совсем осознавая, что начинается штурм, наблюдала из окна Дома Советов следующее: «В стоящий напротив накануне брошенный омоновцами автобус бежали люди, карабкались внутрь, прячась от пуль. На автобус с трех сторон на бешеной скорости наехали три БМД и расстреляли его. Автобус вспыхнул свечкой. Люди оттуда пытались выбраться и тут же падали замертво, сраженные плотным огнем БМД. Кровь. Рядом стоящие «Жигули», набитые людьми, также были расстреляны и горели. Все погибли».

Расстрел шел и со стороны Дружинниковской улицы. Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив «Белого дома» стояли 6 бронетранспортеров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой… лежали казаки с Кубани – человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5-6 человек, а остальные все полегли».

Жертвами атаки бронемашин стали, по минимальной оценке, несколько десятков человек. По словам Евгения О., на площади было много убитых из тех, кто пришел на баррикады или жил в палатках у здания Верховного Совета. Среди них были и молодые женщины. Одна лежала с лицом, ставшим сплошной кровавой раной...

В самом здании парламента число погибших увеличивалось в несколько раз с каждым часом штурма. Депутат от Чувашии хирург Н.Г. Григорьев в 7:45 утра 4 октября спустился на первый этаж в холл 20-го подъезда. «Я обратил внимание, – вспоминает он, – на то, что на полу холла (а холл был самым большим в Доме Советов) лежали рядами более полусотни раненых, возможно, и убитые, т. к. первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты через голову».

Через несколько часов штурма погибших заметно прибавилось. В переходе от 20-го к 8-му подъезду сложили больше 20 убитых. По свидетельству московского бизнесмена Андрея (имя изменено), только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых.

«Я вышел из приемной третьего этажа и стал спускаться на первый, – свидетельствует человек из окружения А.В. Руцкого. – На первом этаже – жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку – убитые… Там их навалили горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой – в полстакана: ей ведь некуда стекать»…

По свидетельству художника Анатолия Леонидовича Набатова, в холле 8-го подъезда в штабель сложили от 100 до 200 трупов. Анатолий Леонидович поднимался до 16-го этажа, видел трупы в коридорах, мозги на стенах. На 16-м этаже он заметил журналиста, который по рации координировал огонь по зданию, сообщая о скоплении людей. Анатолий Леонидович сдал его казакам.

Уже после событий президент Калмыкии К.Н. Илюмжинов в одном из интервью заявил: «Я видел, что в Белом доме не 50 и не 70 убитых, а сотни. Вначале их пытались собирать в одно место, затем отказались от этой идеи: было опасно лишний раз передвигаться. В большинстве своем это были люди случайные – без оружия. К нашему приходу насчитывалось более 500 убитых. К концу дня, думаю, эта цифра выросла до тысячи». Р.С. Мухамадиев в разгар штурма услышал от своего коллеги депутата, профессионального врача, избранного от Мурманской области, следующее: «Уже пять кабинетов забиты мертвыми. А раненых не счесть. Более ста человек лежат в крови. Но у нас ничего нет. Нет бинтов, нет даже йода…». Президент Ингушетии Руслан Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нем из Белого дома вынесли 127 трупов, но много еще осталось в здании.

Число погибших значительно увеличил обстрел Дома Советов танковыми снарядами. От непосредственных организаторов и руководителей обстрела можно услышать, что по зданию стреляли безобидными болванками. Например, бывший министр обороны России П.С. Грачев заявил следующее: «Мы выстрелили по Белому дому шестью болванками из одного танка по одному заранее выбранному окну с целью вынудить заговорщиков покинуть здание. Мы знали, что за окном никого не было».

Однако высказывания подобного рода полностью опровергаются свидетельскими показаниями. Как сообщали корреспонденты газеты «Московские новости», около 11:30 утра снаряды, судя по всему, кумулятивного действия, прошивают Белый дом насквозь: с противоположной стороны здания одновременно с попаданием снаряда вылетает по 5-10 окон и тысячи листов канцелярских бумаг.

Приведем несколько показаний очевидцев гибели людей в здании парламента в результате попадания туда снарядов. Вот что, например, рассказал в интервью газете «Омское время» (1993, № 40) депутат В.И. Котельников: «Сначала, когда с каким-нибудь заданием пробегал по зданию, ужасало количество крови, трупов, разорванных тел. Оторванные руки, головы. Попадает снаряд, часть человека сюда, часть – туда… А потом привыкаешь. У тебя есть задание, надо его выполнить». «Когда нас обстреляли из танков, – вспоминал другой очевидец, – я был на шестом этаже. Здесь было много гражданских. Оружия у нас не было. Я подумал, что после обстрела солдаты ворвутся в здание, и решил, что надо найти пистолет или автомат. Открыл дверь в комнату, где недавно разорвался снаряд. Я не смог войти. Там было кровавое месиво». Бывший сотрудник милиции Я., перешедший на сторону парламента, видел, как снарядами в кабинетах Дома Советов «буквально разрывало людей». Немало жертв оказалось и во втором подъезде Белого дома (один из танковых снарядов попал в цокольный этаж)…

Помимо обстрела здания парламента из танков, БМП, БТРов, автоматного и снайперского огня, который продолжался весь день, и в Белом доме, и вокруг него осуществлялись расстрелы как непосредственных защитников парламента, так и граждан, случайно оказавшихся в зоне боевых действий. Врач Николай Бернс оказывал помощь раненым в «медсанбате» недалеко от здания мэрии («книжка»). На его глазах омоновец расстрелял двух мальчиков 12-13 лет.

По словам одного из офицеров-защитников, перешедшего утром 4 октября вместе с другими людьми из бункера в подвал Белого дома, «молодых парней и девушек хватали и уводили за угол в одну из ниш», затем «оттуда слышались короткие автоматные очереди». Н.А. Брюзгина, помогавшая раненым в импровизированном «госпитале» на первом этаже в 20-м подъезде, впоследствии рассказала О.А. Лебедеву, что когда ворвавшиеся военные принялись вытаскивать раненых в коридор, оттуда стали доносится глухие звуки. Надежда Александровна, приоткрыв дверь туалета, увидела, что весь пол там был залит кровью. Там же горой лежали трупы только что застреленных людей. Инженер Н.Мисин утром 4 октября укрылся от стрельбы вместе с другими безоружными людьми в подвале Дома Советов. Когда первый этаж 20-го подъезда захватили военные, людей вывели из подвала и положили в вестибюле. Раненых унесли на носилках в комнату дежурных охраны. Мисина через некоторое время отпустили в туалет, где он увидел следующую картину: «Там аккуратно, штабелем, лежали трупы в «гражданке». Пригляделся: сверху – те, кого мы вынесли из подвала. Крови – по щиколотку… Через час трупы стали выносить»…

Свидетельствует капитан 1-го ранга В.К. Кашинцев: «Примерно в 14:30 к нам пробрался парень с третьего этажа, весь в крови, сквозь рыдания выдавил: «Там внизу вскрывают комнаты гранатами и всех расстреливают. Уцелел, т. к. был без сознания, видно, приняли за мертвого». О судьбе большей части раненых, оставленных в Белом доме, можно только догадываться...

Многих людей расстреляли или избили до смерти уже после того, как они вышли из Белого дома. Люди, выходившие «сдаваться» днем 4 октября из 20-го подъезда, стали свидетелями того, как штурмовики добивали раненых. На шедшего позади депутата Ю.К. Чапковского молодого человека в камуфляже набросились омоновцы, начали бить, топтать ногами, затем пристрелили.

Тех, кто выходил со стороны набережной, старались прогнать через двор и подъезды дома по переулку Глубокому. «В подъезде, куда нас заталкивали, – вспоминает И.В. Савельева, – было полно народу. С верхних этажей раздавались крики. Каждого обыскивали, срывали куртки и пальто – искали военнослужащих и милиционеров (тех, кто был на стороне защитников Дома Советов), их сразу куда-то уводили… При нас выстрелом был ранен милиционер – защитник Дома Советов. По омоновской рации кто-то кричал: «В подъездах не стрелять! Кто будет убирать трупы?!» На улице не прекращалась стрельба». Свидетельствует другой очевидец: «Нас обыскали и перевели в следующий подъезд. ОМОН стоял двумя рядами и истязал нас… В полутемном коридоре внизу я рассмотрел полураздетых людей в кровоподтеках. Ругань, вопли избиваемых, перегар. Раздается хруст ломаемых костей». Подполковник милиции Михаил Владимирович Руцкой видел, как из подъезда вытащили троих раздетых по пояс людей и тут же у стены расстреляли. Он также слышал крики насилуемой женщины.

Особенно лютовали омоновцы в одном из подъездов этого дома. Вспоминает очевидец, чудом оставшийся в живых: «Меня вводят в парадное. Там свет, и на полу – трупы, голые по пояс. Почему-то голые и почему-то по пояс». Как установил Ю.П. Власов, всех, кто попал в первый подъезд, после пыток убили, женщин раздевали донага и насиловали всем скопом, после пристреливали. Группу вышедших из Белого дома после 19 часов гражданских численностью 60-70 человек омоновцы провели по набережной до улицы Николаева и, заведя во дворы, зверски избили, а затем добили автоматными очередями. Четверым удалось забежать в подъезд одного из домов, где они и скрывались около суток.

И снова выдержки из рассказа В.И. Котельникова: «Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно 15 человек… Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое… Побежали на чердак – двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли… Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы приводили себя в порядок… Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях: кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята, и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые».

Утром 5 октября местные жители видели во дворах немало убитых. Через несколько дней после событий корреспондент итальянской газеты L` Unione Sarda Владимир Коваль осмотрел эти подъезды. Нашел выбитые зубы и пряди волос, хотя, как он пишет, «вроде бы прибрали, даже песочком кое-где присыпано».

Трагическая участь постигла многих из тех, кто вечером 4 октября выходил со стороны расположенного с тыльной стороны Дома Советов стадиона «Асмарал» («Красная Пресня»). 6 октября в СМИ прошла информация, что по предварительным подсчетам в ходе «добровольной сдачи в плен» в течение заключительной фазы штурма Белого дома задержаны около 1200 человек, из которых около 600 находятся на стадионе «Красная Пресня». Сообщалось, что в числе последних содержатся и нарушители комендантского часа.

Расстрелы на стадионе начались ранним вечером 4 октября. По словам жителей примыкающих к нему домов, видевших, как расстреливали задержанных, «эта кровавая вакханалия продолжалась всю ночь». Первую группу пригнали к бетонному забору стадиона автоматчики в пятнистом камуфляже. Подъехал бронетранспортер и располосовал пленников пулеметным огнем. Там же в сумерках расстреляли вторую группу…

Свидетельствует Александр Александрович Лапин, находившийся трое суток, с вечера 4 по 7 октября, на стадионе «в камере смертников»: «После того, как пал Дом Советов, его защитников вывели к стене стадиона. Отделяли тех, кто был в казачьей форме, в милицейской, в камуфляжной, военной, кто имел какие-либо партийные документы. Кто ничего не имел, как я... прислоняли к высокому дереву… И мы видели, как наших товарищей расстреливают в спины… Потом нас загнали в раздевалочку… Нас держали трое суток. Без еды, без воды, самое главное – без табака. Двадцать человек»…

Ю.Е. Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4 октября в Останкино, свидетельствует: «Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому дому со стороны парка… Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого дома… Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 года. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев»...

Когда еще не догорел Дом Советов, – продолжает Валерий Шевченко, – власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии. Поздно вечером 4 октября 1993 года в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму». Рекомендацию Запада в Кремле услышали.

Рано утром 5 октября 1993 года главе президентской администрации С.А. Филатову позвонил Б.Н. Ельцин. Между ними состоялся следующий разговор:

– Сергей Александрович… к Вашему сведению, за все дни мятежа погибли 146 человек.

– Хорошо, что Вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700-1500 человек. Надо бы напечатать списки погибших.

– Согласен. Распорядитесь, пожалуйста…

Сколько же погибших доставили в московские морги 3-4 октября? В первые дни после октябрьской бойни сотрудники моргов и больниц отказывались отвечать на вопрос о числе погибших, ссылаясь на приказ из главка. «Я два дня обзванивал десятки московских больниц и моргов, пытаясь это выяснить, – свидетельствует Ю.Игонин. – Отвечали в открытую: «Нам запретили выдавать эту информацию».

Московские врачи утверждали, что на 12 октября через московские морги проведено 179 трупов жертв октябрьской бойни. Пресс-секретарь ГМУМ И.Ф. Надеждин 5 октября, наряду с официальными данными о 108 погибших, без учета трупов, находившихся еще в Белом доме, назвал и другую цифру – около 450 погибших, которую требовалось уточнить.

Однако немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. Врач Спасательного центра ММА им. И.М. Сеченова А.В. Дальнов, работавший во время штурма в здании парламента, через некоторое время после событий констатировал: «Заметаются следы по точному числу пострадавших. Засекречиваются все материалы по 21.09-04.10.93, находящиеся в ЦЭМП. Переписываются некоторые истории болезни раненых и умерших, изменяются даты поступления в морги и больницы. Часть пострадавших, по согласованию с руководством ГМУ, перевозится в морги других городов». По оценке Дальнова число погибших занижено по крайней мере на порядок. 9 октября с координатором медбригады Дома Советов связался И.Ф. Надеждин, предложив выступить по телевидению вместе с врачами ЦЭМП и ГМУМ, чтобы успокоить общественность по числу пострадавших. Дальнов отказался участвовать в фальсификации...

Начиная с 5 октября А.В. Дальнов и его коллеги обошли госпитали и морги министерств обороны, внутренних дел и госбезопасности. Им удалось выяснить, что трупы жертв октябрьской трагедии, находившиеся там, не попали в официальные сводки.

О том же говорилось и в докладе Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года: «Тайный вывоз и захоронение трупов погибших в событиях 21 сентября – 5 октября 1993 года, о котором неоднократно сообщалось в некоторых печатных изданиях и средствах массовой информации, если и имели место, то производились… возможно, через морги других городов, некоторые ведомственные морги или какие-то иные структуры, связанные с Министерством внутренних дел Российской Федерации»…

Но в самом здании бывшего парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Врачи бригады Ю.Холькина свидетельствуют: «Мы прошли весь БД до 7-го («цокольного») этажа… Но выше 7-го военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно попросту отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики».

По утверждению Л.Г. Прошкина, следователей Генеральной прокуратуры допустили в здание только 6 октября. До того, по его словам, там несколько дней хозяйничали внутренние войска и ленинградский ОМОН. Но в личной беседе с И.И. Андроновым Прошкин сказал, что следователей допустили в здание позже, чем вечером 6 октября, т. е. только утром 7 октября.

В следственном деле № 18/123669-93, которое вела Генеральная прокуратура, указано, что в самом Белом доме тел погибших обнаружено не было. Генеральный прокурор В.Г. Степанков, побывавший в здании бывшего парламента на следующий день после штурма, констатировал: «Самое сложное в расследование этого дела привносит тот факт, что 5 октября в «Белом доме» мы не обнаружили ни одного трупа. Ни одного. Поэтому следствие лишено возможности в полном объеме установить причины смерти каждого из тех людей, которых до нас увезли из здания». А.И. Казанник, назначенный вместо Степанкова на должность генерального прокурора, тоже побывал в здании бывшего парламента, видел разрушения, обратил внимание на пятна крови. По его визуальной оценке картина внутри Белого дома не соответствовала слухам «о многих тысячах жертв»...

Свое расследование вела и Главная военная прокуратура. Прокурор города Москвы Г.С. Пономарев, выйдя из Дома Советов, сказал, что количество убитых там исчисляется сотнями.

Сколько же человек погибли при штурме Дома Советов, расстреляны на стадионе и во дворах и как вывозились их тела? В первые сутки различные источники называли цифры от 200 до 600 погибших во время штурма. По предварительным оценкам экспертов МВД, в здании парламента могло быть до 300 трупов. «В тех закоулках Белого дома, где мне пришлось побывать, – утверждал один военнослужащий, – я насчитал 300 трупов». Другой военнослужащий слышал разговоры «некоторых военных о том, что в Белом доме было 415 трупов».

Корреспонденту «Независимой газеты» из конфиденциального источника стало известно, что число жертв внутри Дома Советов исчислялось сотнями человек. Около 400 трупов с верхних этажей, по которым велся обстрел из танков, при загадочных обстоятельствах исчезли. Как утверждает офицер МВД, после окончания штурма Белого дома, там обнаружили приблизительно 474 тела погибших (без осмотра всех помещений и разбора завалов). Многие из них имели многочисленные осколочные повреждения. Были трупы, пострадавшие от пожара. Для них характерна поза «боксера».

С.Н. Бабурину называли число погибших – 762 человека. Другой источник называл свыше 750 погибших. Журналисты газеты «Аргументы и факты» выяснили, что солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами» останки почти 800 его защитников. Среди погибших находили тела и тех, кто захлебнулся в затопленных подземельях Белого дома. По сведениям бывшего депутата Верховного совета от Челябинской области А.С. Бароненко, в Доме Советов погибли около 900 человек.

По некоторым данным, на стадионе каратели расстреляли до 160 человек. Причем до двух часов ночи 5 октября расстреливали партиями, предварительно избив своих жертв. Местные жители видели, что только недалеко от бассейна расстреляли около 100 человек. По сведениям Бароненко, на стадионе расстреляли около 300 человек…

Сколько же всего человеческих жизней унесла октябрьская трагедия? Существует список погибших, в котором поименно названы 978 человек (по другим данным – 981). Три различных источника (в министерстве обороны, МБ, Совмине) сообщили корреспондентам «НЕГ» о справке, подготовленной только для высших должностных лиц России. В справке, подписанной тремя силовыми министрами, указывалось число погибших – 948 человек (по другим данным, 1052). По сообщению информаторов, сначала была лишь справка МБ, направленная В.С. Черномырдину. Затем последовало указание сделать сводный документ всех трех министерств. Информация была подтверждена и бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым. «По моим сведениям, – говорил он в интервью «НЕГ», – одна западная телекомпания приобрела за определенную сумму справку, подготовленную для правительства, с указанием количества жертв. Но пока ее не обнародуют».

Радиостанция «Свобода» 7 октября 1993 года, когда еще не осмотрели все помещения в Доме Советов, сообщила о гибели 1032 человек. Сотрудники учреждений, где велась скрытая статистика, называли цифру 1600 погибших. Внутренняя статистика МВД зафиксировала 1700 погибших. К 15-й годовщине расстрела парламента Р.И. Хасбулатов в интервью журналисту «МК» К.Новикову рассказал, что высокопоставленный милицейский генерал клялся и божился, называя цифру погибших 1500 человек. Тогда же в интервью пресс-службе МГК КПРФ Хасбулатов заявил: «Как мне говорили многие и военные, и милицейские чины – многие говорили – что общее количество погибших было где-то даже более 2000 человек».

На сегодняшний день можно утверждать, что в трагических событиях сентября-октября 1993 года в Москве погибли не менее 1000 человек. Насколько больше было жертв, может показать только специальное расследование на высоком государственном уровне», – заключает Валерий Шевченко. Власти, однако, и не собираются проводить такое расследование.

А ведь буквально на днях руководитель кремлевской администрации Сергей Иванов, выступая от имени высшей российской власти на Всемирном русском народном соборе, призывал «восстановить преемственность и непрерывность российской истории, освободить ее от мифов и конъюнктурных оценок, встроить в ткань единого политического полотна и выдающиеся победы, и горькие поражения, отбрасывающие страну на десятилетия назад».

Так что же мешает начать именно с расследования событий кровавого октября 1993 года? К этому взывают души погибших наших братьев и сестер, которые пришли защищать законную, верховную на тот момент власть России – Верховный Совет. Вот случайно дошедший до нас текст Завещания несдавшихся защитников Дома Советов:

«Братья, когда вы прочтете эти строки, нас уже не будет в живых. Наши тела, простреленные, догорят в этих стенах. Мы обращаемся к вам, кому повезло выйти живым из этой кровавой бойни.

Мы любили Россию. Мы хотели, чтобы на этой земле восстановился, наконец, тот порядок, который Богом ей определен. Имя ему – соборность; внутри ее всякий человек имеет равные права и обязанности, и преступать закон не позволено никому, в каком бы высоком чине он ни был.

Конечно, мы были наивными простаками, за свою доверчивость мы наказаны, нас расстреливают и в конце концов предадут. Мы были лишь пешками в чьей-то хорошо продуманной игре. Но дух наш не сломлен. Да, умирать страшно. Однако что-то поддерживает, кто-то невидимый говорит: «Вы кровью очищаете свою душу, и теперь сатана ее не достанет. И, погибнув, вы будете гораздо сильнее живых».

В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России. Запомните эти дни. Не отводите взгляда, когда наши обезображенные тела будут, смеясь, демонстрировать по телевидению. Запомните всё и не попадайтесь в те же ловушки, в которые угодили мы.

Простите нас. Мы же прощаем и тех, кто послан нас убить. Они не виноваты... Но не прощаем, проклинаем бесовскую шайку, севшую России на шею.

Не дайте затоптать великую православную веру, не дайте затоптать Россию.

Наши души с вами. Россия непобедима.

Дом Советов, 04.10.93».

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2012/10/04/is ... oila-boiny


Из комментов тут же -

Гость
Я был у белого дома в те дни. Не было там ни каких массовых расстрелов, добиваний саниторок, штабелей тел. Одни притворялись что атакуют белый дом, другие притворялись что его защищают.
В извергов головорезов военных тоже не вериться. Я видел тех солдат, обычные срочники в основном. Испуганные не меньше самих революционеров.

Так что все видели по разному, общую картину трудно составить.

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 03 авг 2015, 19:28

Расстрел защитников Верховного Совета продолжился в близлежащих дворах и на стадионе "Красная Пресня". И снова выдержки из рассказа В. И. Котельникова: "Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно15 человек… Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое…Побежали на чердак - двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли…Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы приводили себя в порядок…Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях : кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 154-155).

Местные жители свидетельствуют, что стрельба во дворах и на стадионе "Красная Пресня" продолжалась всю ночь. Ю.Е. Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4-е октября у телецентра "Останкино" свидетельствует: "Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка…Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома…Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 г. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 87).

Большая часть трупов все-таки попала в морги, откуда потом они бесследно исчезли. Съемочная группа телепрограммы "ЭКС" (Экран криминальных сообщений) снимала в морге Боткинской больницы. Вот свидетельство оператора Николая Николаева: "Морг был переполнен. Трупы лежали вповалку на носилках: валетом, друг на друге. Было много трупов с совершенно обезображенными лицами, на которые были накинуты полотенца …Нам удалось снять, как подъехавший к моргу закрытый фургон, в котором могут и продукты и что угодно возить - в нем были какие-то деревянные ячейки, - стали подвозить трупы, упакованные в полиэтиленовые мешки". (Площадь Свободной России М., 1994. с. 165-166). Депутату А.Н. Грешневикову "под честное слово", что он не назовет фамилии, в том же морге Боткинской больницы рассказали, что "трупы из Дома Советов были; их вывозили в фургонах в полиэтиленовых мешках; сосчитать их было невозможно - слишком много". (ГрешневиковА.Н. Расстрелянный парламент. Рыбинск, 1995. с. 118). "Я был на опознании в морге Боткинской больницы, Склифа и других, - свидетельствует Ю.Е. Петухов, - и везде одна и та же скорбная картина - стеллажи расстрелянных молодых людей в 4-5 ярусов. Все морги, где я был, были переполнены. Я не считал погибших, но то, что я видел, говорит, что их было больше тысячи". (Площадь Свободной России М., 1994. с.87-88).


По данным И. Иванова трупы в Доме Советов "были снесены чистильщиками в туалеты цокольного этажа 20 и 8 подъездов, окна которых выходят прямо во внутренние дворики,… к которым вплотную и подгонялись крытые грузовики - КАМАЗ и ЗИЛ". (Иванов И.Указ. соч. с. 15). Это подтверждается словами командира роты десантников капитана А. Емельянова: "В ночь с 4 на 5 октября трупы вывозили в несколько рейсов. Подъезжали КАМАЗ и крытый ЗИЛ". (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с.265) На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время (несколько недель после штурма) были заколочены туалеты. (Иванов И. Указ. соч. с.15).

http://newsland.com/news/detail/id/967615/

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 03 авг 2015, 19:31

«Допросив тысячу военнослужащих, мы получили следующие доказательства: никаких мирных переговоров в промежуток времени между событиями 3-го и 4-го октября не велось — был отдан приказ штурмовать немедленно... В паузе между случившимся 3-го и тем, что произошло 4-го октября, никто не предупреждал людей, оставшихся в «Белом доме», о начале обстрела и штурма, то есть доказательства ведения каких-либо переговоров нет. Следовательно, события 4-го октября надо квалифицировать как преступление, совершенное на почве мести, способом, опасным для жизни многих, из низменных побуждений».

Генеральный прокурор РФ Алексей Казанник («Деловой мир», №95(928) 1994 г.)

Аватара пользователя
Santor
Пользователь
Сообщения: 3767
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 02:24

Октябрь 1993 года

Сообщение Santor » 03 авг 2015, 19:38

В 6.43 раздались первые выстрелы. Оказалось, снайперы ГУО РФ и МВД стороннего государства решили подогреть штурмовой энтузиазм трех батальонов 119-го парашютно-десантного полка и подстрелили двух его офицеров. На подходе к «Белому дому», прямо на марше, в 100 метрах от перекрестка Нового Арбата и Новинского бульвара (Садового кольца), под вывеской «Арбату 500 лет!» колонна ЗИЛ-131 с десантниками была обстреляна с домов, уже занятых наемными войсками и МВД. Стреляли с крыш домов по левую сторону Нового Арбата, в том числе и с крыш домов жилого городка посольства США. Что характерно, когда полк спешился и стал пробираться по узкой асфальтовой дорожке к мэрии, ельцинские снайперы выбрали себе только две жертвы — и обе из руководства полка — замкомполка и замкомандира саперной роты.

Документировано несколькими свидетельскими показаниями, что к командирам попавших под обстрел подразделений десантников и таманцев несколько раз подходили сотрудники «наружки» ФСК (тогда МБ РФ) и МВД, которые сообщили, что огонь ведут свои — правительственные снайперы-трассовики бывшей «девятки» и неизвестные снайперы с крыши посольства США и его жилого городка (о наличии среди стрелков ГУО РФ заезжих снайперов-иностранцев сотрудники «семерки», очевидно, не знали), они посоветовали десантникам и таманцам быть поосторожней, так как, по их словам, снайперы ГУО РФ имеют богатый опыт еще со времен войны в Афганистане, им все равно, кого убивать. Сотрудники «наружки» подробно рассказали, откуда именно ведут огонь правительственные снайперы (показали дома, соответствующие слуховые и квартирные окна); особо выделили обнаглевших снайперов с крыши посольства США и советовали не подставлять им спину, поскольку, по их словам, те никому из «наших» не подчиняются.

Следом к баррикадам у «Белого дома» подошли БТРы и открыли пулеметный и автоматный огонь на поражение. С этого момента и до 5.30 5-го октября огонь из БТРов и БМП практически не прекращался. Был лишь один перерыв на 2 — 2,5 часа, когда «Альфа» и «Вымпел» выводили депутатов. Об интенсивности огня свидетельствует хотя бы такой факт. Еще 3-го октября дивизия МВД имени Дзержинского была поднята по боевой тревоге. С вечера, объявив подготовку к атаке и штурму парламента, в расположении дивизии зачитали приказ: сформировать экипажи БТРов во главе с сержантами-инструкторами для атаки «Белого дома», учебному полку немедленно начать снаряжение магазинов и пулеметных лент. Всю ночь 3-го октября и весь день 4-го октября учебный полк дивизии Дзержинского был занят тем, что непрерывно снаряжал автоматные рожки и пулеметные ленты. Постоянно подвозили все новые и новые «цинки» с патронами. Начиная с рассвета 4-го октября, снаряженные ленты и магазины только и успевали отправлять в район «Белого дома». И это продолжалось до 5-го октября включительно.

Часть БТРов дивизии Дзержинского была передана «бейтаровцам» СВА. Жирный куш, недоданный изувеченным в Афгане и сэкономленный на погибших там ребятах, впервые был брошен с правительственного стола и достался Котеневу. Утром 4-го октября прозвучал приказ эмвэдэшных генералов никого в плен не брать. Наибольшую активность проявляли генерал-майоры милиции Огородников и Панкратов. Гражданские экипажи БТРов («Бейтар») и задали безжалостный тон всем участникам акции, первыми же очередями расстреляв около 40 безоружных баррикадников. Только из одной дивизии Дзержинского ВВ МВД в расстреле парламента участвовали 23 БТРа.

«Виктор Степанович! ...Мы там видели детей, женщин. Там где-то пятьсот или шестьсот трупов. Остановите эту бойню!»

Руслан Аушев. 4 октября. 15.00. Кремль. Призыв к Черномырдину на совещании правительства и субъектов Федерации.


Показания капитана ВДВ Смирнова, одного из защитников парламента, о начале атаки (выпускник рязанского училища, был командиром группы спецназ):

«Ночью с 3-го на 4-ое октября спал на ковровой дорожке на втором этаже в 24-м подъезде вместе с охраной штаба Ачалова у окна, выходящего на Москва-реку. Оружием не обеспечен. Проснувшись, увидел выдвижение боевой техники наемных частей на исходные позиции. Со стороны гостиницы «Украина» на противоположном берегу реки на набережную Тараса Шевченко у Калининского моста вышли БТРы и БРДМ. Заняли исходные.

На нашей стороне реки БТРы числом около 12 (14 БТРов из батальона Таманской дивизии вышли во внутреннее кольцо оцепления со стороны Краснопресненской набережной. На БТРе-145 шел комдив 2 мед Валерий Евневич) объехали со стороны Калининского моста по набережной «Белый дом» и расположились на набережной, правее парадной лестницы. Командиры боевых машин и наводчики-операторы торчали из люков и не думали укрываться.

Подумалось, что сейчас начнется канитель с переговорами об условиях сдачи, предъявят ультиматум, но услышал беспорядочную стрельбу. Один из БТРов открыл огонь по окнам соседнего с Домом Советов здания, выходящего на Краснопресненскую набережную по переулку Глубокий, имитируя начало боя. Одновременно был открыт огонь из КПВТ по людям, сооружениям вентиляционных шахт на газонах «Белого дома». Сразу начался прострел лестничных пролетов снайперами. Их огонь по кабинетам депутатов и штабным комнатам велся на упреждение в обрез примерно по уровню подоконников.

Расстрел начался внезапно, подло и без предварительных условий. Свербила одна мысль: «Где взять оружие!»

Поменял точку наблюдения. Началась высадка солдат с брони со стороны посольства США и стадиона. С военной точки зрения мне это представлялось полным абсурдом — выбрасывать людей «на мясо» в условиях неподавленных огневых точек, если бы таковые имелись, — бессмысленное и безответственное решение. Пьяные солдаты неуклюже переваливались, стреляя из автоматов и неумело прячась за естественными укрытиями. Плотность огня по зданию Дома Советов нарастала. На крыше посольства заметил вооруженного человека.

В этих условиях услышал команду Руцкого по селектору: «Огонь не открывать!» Ачалов продублировал: «Огонь ни в коем случае не открывать!» Макашов оговаривал условия открытия огня лишь при крайней необходимости: «..лишь в случае реального проникновения противника в здание!» В противном случае — огонь не открывать!

Руководство обороной второго этажа осуществлял Макашов. Несмотря на нехватку оружия и патронов, защитники «Белого дома» были спокойны. Мы надеялись на выручку идущих нам на помощь частей.

Уверенность укрепилась с появлением вертолетов, которые перед этим вызывал Руцкой (в это время капитан ВДВ присоединился к нашей группе на 5-м этаже ). Каково же было разочарование, когда «наши» вертолеты начали корректировать огонь по «Белому дому», сопровождая это тупым зубоскальством в эфире. Возмущению Руцкого не было предела. Хасбулатов, напротив, был молчалив и замкнут.

7-я мотострелковая рота Таманской дивизии и стрелок-журналист из «Известий» Николай Бурбыга в действие: «На какое-то время я стал пулеметчиком БТР-170 7-й мотострелковой роты».
Изображение

А далее спокойно читаем тут..... И продолжаем обвинять меня во вранье... (Это не ко всем относится) Букв много и показаний то же много.... Я никоим образом не отрицаю то что написали ребята выше - но они видели только одну картинку, там где они находились.

http://www.compromat.ru/page_25556.htm

falcon1971
Пользователь
Сообщения: 512
Зарегистрирован: 06 дек 2014, 20:41

Октябрь 1993 года

Сообщение falcon1971 » 03 авг 2015, 21:34

Santor писал(а):Источник цитаты все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере.

ОМОНы были не московские.
Отряд, в который я потом ушёл, был в ИТАР-ТАСС.
"Городской" ОМОН тоже нигде не зверел.
Некоторые ребята из него, участники тех событий, потом перевелись к нам.
Это хлопчики из провинции на москвичах отрывались.

falcon1971
Пользователь
Сообщения: 512
Зарегистрирован: 06 дек 2014, 20:41

Октябрь 1993 года

Сообщение falcon1971 » 03 авг 2015, 21:46

Посмотрите такую книжицу:
http://www.livelib.ru/book/1001144864
Возможно, существует в электронном виде.

Вернуться в «Россия и соседи»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited :: Русская поддержка phpBB :: ProSilverOnTheRocks by HaNNF :: Часовой пояс: UTC+03:00
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика