Высокие технологии

Аватара пользователя
Елена Румянцева
Пользователь
Сообщения: 1523
Зарегистрирован: 08 дек 2014, 12:42

Высокие технологии

Сообщение Елена Румянцева » 06 апр 2015, 15:05

РОССИЯ СОВЕРШИЛА ЯДЕРНЫЙ ПРОРЫВ

4 апреля в 18:20

Началось строительство экспериментального завода по производству топлива для первого в мире опытного реактора на быстрых нейтронах с тяжелым жидкометаллическим теплоносителем. Проект получил название «Прорыв».

Утверждается, что он станет настоящим открытием для всего мира и изменит будущее энергетики. Отработанное ядерное топливо будет перерабатываться в «таблетки», на которых и работает прорывной российский реактор.

Читать далее
Мы вросли в эту землю корнями навек...

Светлая
Пользователь
Сообщения: 1227
Зарегистрирован: 28 ноя 2014, 13:50

Высокие технологии

Сообщение Светлая » 08 апр 2015, 11:45

В Москве протестируют беспилотники для доставки пиццы
В технополисе «Москва» планируется создание пилотной площадки для тестирования беспилотников-курьеров, сообщает M24.ru.
«Мы пригласим на площадку производителей коптеров, пользователей, потенциальных покупателей и представителей городских властей», — заявил директор ГБУ «Центр инновационного развития» Константин Фокин.
В случае успеха испытаний резиденты технополиса обратятся к властям с предложением разрешить полеты дронов над городом без согласований.

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 09 апр 2015, 11:09

А вот это совсем круто с Прорывом, взялись серьезно и в продолжении темы 8-) http://ria.ru/atomtec/20150407/1057229335.html
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
МУЛИНО
Пользователь
Сообщения: 1165
Зарегистрирован: 23 фев 2015, 20:01

Высокие технологии

Сообщение МУЛИНО » 15 июн 2015, 15:24

Робот, детали которого изготовлены на 3D-принтере, прочитал стихи по мотивам романа Фёдора Достоевского «Преступление и наказание».
phpBB [video]

Аватара пользователя
Елена Румянцева
Пользователь
Сообщения: 1523
Зарегистрирован: 08 дек 2014, 12:42

Высокие технологии

Сообщение Елена Румянцева » 11 сен 2015, 14:40

11 сентября 2015, 10:46
Россия начала строительство самого мощного в мире ядерного реактора

11 сентября в Димитровграде начато строительство самого мощного в мире многоцелевого исследовательского ядерного реактора на быстрых нейтронах МБИР. Как сообщает РИА Новости, на реакторе будут выполняться проекты для развития атомной энергетики.
Читать далее
Мы вросли в эту землю корнями навек...

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 11 сен 2015, 22:01

Елена Румянцева писал(а):Источник цитаты Россия начала строительство самого мощного в мире ядерного реактор

Очень и очень! Даже последствия трудно представить... 8-)
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
Елена Румянцева
Пользователь
Сообщения: 1523
Зарегистрирован: 08 дек 2014, 12:42

Высокие технологии

Сообщение Елена Румянцева » 12 сен 2015, 00:48

AnnaGolova писал(а):
Елена Румянцева писал(а):Источник цитаты Россия начала строительство самого мощного в мире ядерного реактор

Очень и очень! Даже последствия трудно представить... 8-)

8-)
Мы вросли в эту землю корнями навек...

Аватара пользователя
Элла Кацнельгоген
Пользователь
Сообщения: 6431
Зарегистрирован: 13 сен 2015, 20:08

Высокие технологии

Сообщение Элла Кацнельгоген » 10 окт 2015, 15:04

ЕС не обошёлся без российского ракетного топлива и заявил о частичном снятии санкций
На такой шаг в Европе решили пойти, так как возникла прямая угроза реализации европейских космических программ. В частности, известно, что без гидразина не летают французские «Арианы» (ракеты-носители).

По некоторым данным, европейское космическое агентство забило тревогу в связи с тем, что западным компаниям за время введённых в отношении Российской Федерации санкций так и не удалось наладить производство собственных видов ракетного топлива в нужных количествах. На одних только разработках ЕС потерял десятки миллионов евро, и теперь решил вернуться к полноценным контактам в этом сегменте с Россией.

http://topwar.ru/page,1,2,84080-es-ne-o ... nkciy.html
I've never been clever, because need it never
Зато я белая и пушистая

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 27 дек 2015, 18:53

Ценно, что выстроена технология, эффективная и экономная. 8-)
Ученые Сибирского федерального университета разработали усилители антенных решеток, которые позволят интернету «добраться» до отдаленных уголков России. Усилители также позволят решить множество задач по организации широкополосного доступа к Интернету и мультимедиа в условиях геологоразведки, спецопераций и полевых медицинских лагерей.
Проект «Антенные решетки-усилители» команды ученых Института инженерной физики и радиоэлектроники СФУ был представлен на III Национальной выставке ВУЗПРОМЭКСПО-2015, которая проходила 2—4 декабря в Москве.

По словам разработчиков, почти 60% территории России до сих пор не имеет доступа к широкополосному интернету. Антенные решетки-усилители достаточно компактны, что облегчает процесс дальней перевозки, сообщает пресс-служба СФУ.

Прибор будет ловить слабый сигнал какого-либо оператора, усиливать его и доводить до приемлемого уровня широкополосного доступа. При помощи разработки можно будет организовать видеонаблюдение, охрану, автоматизировать промышленные и сельскохозяйственные предприятия.

Разработанный комплекс позволяет проводить масштабные открытые мероприятия, где важен доступ к интернету большого количества пользователей, находящихся в радиусе до 500 метров, а также дает возможность передавать данные внутри организаций без физического подключения к сети интернет. Это исключает вероятность утечки информации и актуально для проведения конфиденциальных мероприятий.

«Цены на антенные системы, представленные на современном рынке, довольно высокие. Это связано с использованием микрополосковых антенн на дорогостоящих подложках. Мы используем недорогие высококачественные подложки из искусственного и вспененного диэлектриков. Это сразу снижает стоимость антенного элемента в пять раз. Кроме того, разработанные нами антенные устройства в одном корпусе совмещают две независимые антенны (технология MIMO). Это позволяет избежать увеличения габаритных размеров», — отмечает представитель команды разработчиков, сотрудник СФУ Станислав Поленга.
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 16 янв 2016, 15:17

Уже запуталась, куда что можно кинуть... Есть еще одна ветка в тему... Прочитала интервью с Ильей Сачковом о диверсиях в сети... но пока скачать его нельзя (с этого ресурса http://primerussia.ru/interview_posts - любимый журнальчик :good: ), предлагаю старенькое из Форбса http://www.forbes.ru/kompanii/internet- ... b?page=0,0
Криминалисты из интернета: как устроено главное в России кибердетективное агентство
Илья Сачков и его партнеры создали крупнейшего частного игрока на рынке расследований киберпреступлений. Услугами Group-IB пользуются известные компании и спецслужбы
В апреле 2009 года основатель Group-IB Илья Сачков оказался в подмосковном пансионате «Лесные дали», где проходила ежегодная IT-конференция «РИФ+КИБ». Прогуливаясь по холлу, он высматривал новых клиентов. Неожиданно ему позвонили и попросили вернуться в Москву: со счета столичной строительной компании украли 9 млн рублей, и Сачкову предстояло выяснить, кто это сделал. Обычная работа.
Вскоре он уже отдавал распоряжения в офисе этой фирмы на Ленинском проспекте: вызвать полицию, отключить компьютеры от сети, собрать все ноутбуки. На столе выросла горка «железа», которое предстояло отвезти в лабораторию для поиска следов вирусного заражения. Взгляд Сачкова привлек один из ноутбуков — он был приоткрыт. Детектив пробежал глазами письмо в Outlook: владелец ноутбука, местный сисадмин, недавно обналичил похищенные в компании деньги. «Это было самое быстрое расследование в моей жизни, — улыбаясь, рассказывает Forbes Сачков. — Просто нам тогда сильно повезло». Созданная 10 лет назад компания Group-IB специализируется на расследовании и предотвращении преступлений в компьютерной сфере. Если не считать отделы расследований больших интернет-компаний вроде «Лаборатории Касперского», работающих на внутренние потребности компаний, Group-IB является крупнейшим в России частным кибердетективным агентством. Компьютерных криминалистов здесь больше, чем в соответствующем подразделении Экспертно-криминалистического центра МВД России. За три года, по данным компании, выручка Group-IB выросла более чем в 10 раз, прогноз Сачкова на 2013 год — $36 млн.
«Штучный товар»

Офис Group-IB расположен на территории бывшего завода в районе метро «Электрозаводская», без провожатого здесь легко заблудиться. На каждой двери электронные замки, и даже если сам гендиректор пришел без электронного пропуска — стучи не стучи, внутрь не пустят. Сердце компании, компьютерная криминалистическая лаборатория, занимает совсем небольшое помещение, 4 на 10 м. Десяток столов с мониторами, стеллажи с оборудованием, проводами, компьютерами. Обычный с виду черный чемоданчик — на самом деле мобильный криминалистический комплекс стоимостью около полумиллиона рублей, изготовленный в Израиле. Он позволяет мгновенно считать информацию с цифрового устройства. Подсоединив к нему смартфон, детективы увидят всю переписку с него, даже в Skype, а по точкам подключения Wi-Fi и координатам сделанных фотоснимков смогут составить карту перемещений абонента. Выпотрошив таким образом телефон одного из участников банды, грабившей дальнобойщиков в Ленинградской области, детективы Group-IB получили информацию об остальных налетчиках и передали ее полиции.
Возраст кибердетективов — 20–30 лет, каждый, по словам Сачкова, «штучный товар», ведь ни один российский вуз не выпускает криминалистов по расследованию компьютерных преступлений.
Чтобы найти сотрудников, глава Group-IB ходит в институты, читает лекции и проводит олимпиады по компьютерной криминалистике. Костяк компании составляют выходцы из родного для Сачкова МГТУ им. Баумана. Всех кандидатов на работу проверяют на «полиграфе», а также с использованием «управляемой провокации»: время от времени подставные «клиенты» предлагают продать информацию налево или выдать нужную экспертизу. «За многие годы не было ни одного прокола», — с гордостью говорит Сачков.
А риск есть: криминалисты Group-IB однажды наблюдали за хакером, который на кражах в интернет-банкинге зарабатывал до $20 млн в месяц, соблазн для неустойчивых людей слишком велик. Особенно с учетом того, что средняя зарплата детектива — 70 000–100 000 рублей в месяц. Есть бонусы: корпоративные курсы английского, боевые искусства, йога и даже деньги на покупку делового костюма для встреч. Но костюмы чаще висят в шкафах, детективы предпочитают им джинсы и футболки.
Детективный стартап

Зимой 2003 года первокурсник факультета защиты информации МГТУ им. Баумана Илья Сачков перед самой сессией попал в Боткинскую больницу. Вместо учебников друзья принесли ему в палату книжку бывших сотрудников ФБР Криса Просиса и Кевина Мандиа Incident Response: Investigating Computer Crime. Речь в ней шла о компьютерной криминалистике — в США это был уже сложившийся и прибыльный бизнес. Сачкову идея понравилась.

Хакеры-романтики первой волны, взламывающие сайты скорее из спортивного интереса, к тому времени остались в прошлом. С начала 2000-х взломщики начали активно монетизировать свои навыки. «Заработать и оставаться как можно дольше незаметными — вот ради чего они стали работать», — вспоминает то время эксперт по информационной безопасности Cisco Systems Алексей Лукацкий.
Киберпреступники объединялись, появлялись свои партнерские программы, службы поддержки, биржи, кадровые службы и даже свой арбитраж. У крупных группировок была четкая специализация: например, «Балаковская» группа устраивала DDoS атаки на британских букмекеров, вымогая деньги за их прекращение. Другие осваивали «карточный бизнес» — кражу данных кредитных и дебетовых карт, деньги с которых воровались или тратились на заказы в интернет-магазинах. Третьи начинали громить онлайн-банкинг за рубежом — в России системы дистанционного банковского обслуживания в то время еще не были развиты.
Частных расследователей в этой области в России не было совсем, монополия на расследования киберпреступлений была у Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД и Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ. Сачков вспоминает, что как-то на конференции познакомился с офицером из управления «К», расследующего киберпреступления, и спросил, можно ли попасть к ним на работу.
Милиционер, смерив студента взглядом, покачал головой: «У нас нет вакансий». И Сачков решил основать свою компанию.
Деньги на открытие бизнеса, $5000, дал старший брат, «Бауманка» выделила комнату под лабораторию. Первыми сотрудниками стали однокурсники Ильи — два из них до сих пор работают в компании: Дмитрий Волков возглавляет отдел расследований, Игорь Катков — технический директор. Первый существенный контракт у Group-IB появился лишь через несколько месяцев. Топ-менеджеру крупной российской нефтяной компании на корпоративную почту пришли письма с угрозами опубликовать компрометирующие фотографии. «Расследование заняло две недели, вычислили сотрудницу компании, которая, используя прокси-сервера в Голландии, шантажировала своего босса», — вспоминает Сачков. Гонорар компенсировал вложенные $5000, и даже осталась небольшая прибыль.
Корпоративный шпионаж, утечка информации, несанкционированный вход в почту, взломы сайтов — первые кейсы были интересны, но не приносили большой прибыли. В то время расследование в среднем стоило около $10 000–40 000. «Банки нас боялись из-за нашего агрессивного маркетинга и молодости коллектива, по той же причине в МВД вначале к нам относились с большим недоверием: как студенты могут проводить расследования?» — вспоминает Сачков.
Компания пыталась продвигать свои услуги на Западе и даже достигла определенных успехов. «Мы общались с иностранными коллегами, старались помогать в их расследованиях, часто помогали нейтрализовать опасные ботнеты и таким образом попали в зарубежную тусовку криминалистов», — рассказывает Сачков. С Microsoft, например, Group-IB сотрудничает с 2007 года. «Мы считаем наших коллег ведущими экспертами в области киберпреступности в стране», — говорит Людмила Теплова, представитель Microsoft в России. Американцы привлекают Group-IB для обнаружения и нейтрализации ботнетов, исследования вредоносных программ и т. д. Сумму контракта ни Group-IB, ни Microsoft не разглашают.
Но вплоть до конца 2000-х годов детективному стартапу отчаянно не хватало специалистов, оборудования и, главное, денег для развития. В 2010 году все это появилось — благодаря хакерам.
Инвесторы и хакеры

В 2010 году хакеры взломали один из сайтов Leta Group, представлявшую в России словацкую антивирусную компанию ESET. «Мои айтишники локализовали угрозу, но на вопрос, кто это сделал и зачем, ответить не смогли», — вспоминает основатель и совладелец компании Leta Group Александр Чачава. За ответом он пришел в офис Group-IB, где тогда работало человек 15, и они ему сразу понравились. «Хакеры зарабатывали на темной стороне гигантские деньги, а эти ребята наступали им на горло», — поясняет Чачава, решивший стать совладельцем Group-IB.
Осенью 2010 года Чачава и его однокурсник Сергей Пильцов стали владельцами половины Group-IB — через ООО «Группа информационной безопасности». По 25% в OOO получили Чачава и Пильцов, 20% принадлежало Илье Сачкову, по 10% — еще трем сотрудникам-основателям. Выручка Group-IB в 2010 году составила $3 млн.
По сути это были инвестиции в стартап: у Group-IB не было выстроенного маркетинга и даже четких расценок за услуги, а у новых инвесторов — никакой стратегии выхода, говорит Чачава. Он вспоминает, как спорил с Сачковым по поводу оплаты одного расследования для банка, за которое Group-IB запросила 50 000 рублей. «Я спрашиваю: почему так мало? А они: да это же заняло всего полтора дня. Говорю: вы же сэкономили банку миллион долларов, возьмите хотя бы 7%, как страховая», — вспоминает Чачава.
Сколько денег они с партнером потратили на покупку доли и развитие Group-IB, он не сказал (Сачков тоже отказался говорить об этом). Топ-менеджер одной из российских IT-компаний оценивает сделку в $2 млн — примерно столько ежегодно инвестирует в стартапы Leta Capital, венчурный фонд Leta Group.
Деньги Leta Group позволили увеличить штат Group-IB впятеро, до 70 человек, открыть офисы в Нью-Йорке и Сингапуре и закупить оборудование, включая те самые «чемоданчики».
Как смотрят на это соответствующие органы? До 2010 года Group-IB чаще всего делала экспертизы для МВД и ФСБ бесплатно, говорит Сачков. Три года назад государство все же начало оплачивать экспертизы: деньги приходят по разовым договорам, в среднем около 300 000 рублей, что в общем укладывается в рыночные расценки ($10 000–15 000). «Бесплатно сейчас делаем только экспертизы по интересным для нас кейсам — не больше 5–10 бесплатных экспертиз в квартал», — уточняет Сачков.
Кроме того, в Group-IB есть бывшие сотрудники силовых ведомств. «Но у нас все же преобладают гражданские, бывших сотрудников Экспертно-криминалистического центра МВД не больше 5–6 человек», — говорит Сачков. «Бывшие» со связями необходимы в этом бизнесе. «В США частное лицо может получить значок помощника шерифа и разыскивать бандитов или киберпреступников, у нас западную модель воспроизвести невозможно», — говорит Руслан Стоянов, глава отдела расследований компьютерных инцидентов «Лаборатории Касперского» и бывший сотрудник Управления специальных технических мероприятий (УСТМ) ГУВД по Москве. «Если посмотреть наш закон о частной детективной деятельности, так в России ее вообще быть не должно», — добавляет он. Сам Стоянов в 2006 году в звании майора ушел в свободное плавание, несколько лет его компания самостоятельно занималась расследованиями, а в 2012-м вошла в состав «Лаборатории Касперского». Мелкие частные компании в этом бизнесе не выживут, уверен Стоянов, это бизнес больших корпораций. В его отделе всего шесть сотрудников, но он может пользоваться всеми ресурсами «Лаборатории», компании с выручкой $628 млн в 2012 году и штатом 2800 человек.


Свесившись с крыши на веревках, спецназовцы в черных касках и бронежилетах вместе с выломанной рамой ввалились в окно 15-го этажа. «Звон падающих стекол, крики «На пол!», подозреваемый ползал по полу в трусах и визжал», — красочно описывает в своем отчете криминалист Group-IB Артем Артемов финальную стадию операции по задержанию весной 2012 года одного из лидеров хакерской группы Carberp. От хакеров пострадали клиенты 100 банков по всему миру, только в I квартале 2012-го они похитили минимум 130 млн рублей.
Момент захвата детективы Group-IB наблюдают как зрители, их основная работа сделана раньше. Когда преступники задержаны, криминалисты Group-IB проводят экспертизу их компьютеров и серверов, чтобы найти связи с преступлением. «Наша задача — предоставить аналитическую информацию и выстроить логику расследования, если ее не видят сотрудники полиции», — объясняет глава отдела расследований компании Дмитрий Волков. После завершения расследования сотрудники Group-IB выступают свидетелями и экспертами в суде, но исход процесса может быть разный.
«Заказчики часто хотят конечный результат: вы получите деньги, как только мы увидим человека в тюрьме. Если не сел — поработали зря», — объясняет Руслан Стоянов. Почасовая плата за расследование в России не принята, чаще работу оплачивают поэтапно. Компьютерная криминалистическая экспертиза у Group-IB стоит $10 000–15 000, расследование с выездом на место происшествия, экспертизой и фиксацией цифровых следов, поиском преступников и их персональных данных — минимум $200 000–300 000. Но у частных детективов есть специфические риски. «Банк может заплатить за расследование кейса 8 млн рублей, а может и 2 млн. Говорят: бюджет такой, больше не можем», — говорит Сачков.
Расследование кибератаки занимает обычно один-два месяца. В сборе информации помогают не только социальные сети, но и агентурная сеть. «Мы есть на хакерских форумах, подпольных андеграундных площадках: смотрим, кто о чем пишет, кто чем занимается», — поясняет Сачков.
Если хакер украл базу, через несколько дней он обязательно выложит ее на продажу.
Те же методы используют спецслужбы: ФБР в свое время создало закрытый форум Market, которым хакеры активно пользовались вплоть до начала массовых арестов его участников.
Кибердетективы не имеют права проводить обыски, прослушивать телефоны и вести наружное наблюдение, но используют в своей работе те же методы сбора и анализа информации, что и спецслужбы. Кроме того, говорит Сачков, до 20% всех экспертиз Group-IB обеспечивают силовики — МВД, ФСБ, ФСКН и Следственный комитет. И иногда детективов обвиняют в том, что они дружат с «органами».
Дело Врублевского

В июле 2010 года на сайте «Аэрофлота» вдруг перестали проходить электронные платежи. Сервер процессинговой компании Assist, обслуживавшей авиаперевозчика, подвергся мощной DDoS-атаке и «лежал» девять дней. «Аэрофлот» считал убытки: компания потеряла не меньше 147 млн рублей.
Спустя год в аэропорту Шереметьево пограничники задержали загорелого мужчину, прилетевшего с женой и детьми с Мальдив. Это был Павел Врублевский, один из создателей процессинговой системы Chronopay, главный подозреваемый в деле об атаке на «Аэрофлот». Полгода Врублевский провел в СИЗО Лефортово, где написал признательные показания. Позже, выйдя под подписку о невыезде, заявил, что оговорил себя под давлением. Но суд в итоге приговорил Врублевского в июле 2013 года к 2,5 годам колонии, обвинив его в организации DDoS-атаки на своего конкурента, Assist.
Врублевский заявил в своем блоге, что его дело было сфабриковано, и обвинил привлеченных экспертов — «Лабораторию Касперского» и Group-IB — в необъективности.
«Обвинение стартовало именно с экспертизы Group-IB, в нашем деле она сыграла неблагоприятную роль», — говорит адвокат Врублевского Людмила Айвар. Она настаивает, что институт экспертов должен быть независим от ведомств. «Когда эксперт много лет работает с ФСБ, это называется «эксперт ведомства», у них уже устойчивые связи и они уверены в результате», — полагает Айвар. «Любой эксперт разобьет в пух и прах заказную криминалистику, и это будет конец бизнеса. Какой смысл ее делать? — возражает Сачков. — Я уверен, что Врублевский лично заказал DDoS. Это по-своему гениальный человек, но он оказался на темной стороне».

Слишком тесные отношения российских частных детективов со спецслужбами беспокоят не только Врублевского и его адвокатов. «Рынок расследования компьютерных инцидентов жестко контролируется государством, в частности ФСБ», — считает главный редактор Агентуры.ру Андрей Солдатов. По его данным, в последнее время несколько частных CERTов [компьютерных групп реагирования на чрезвычайные ситуации] должны были запуститься в России, но не запустились — все ждали, какие правила для этой деятельности напишет ФСБ. Учитывая непрозрачный характер отношений таких компаний с ФСБ, «абсолютно невозможно гарантировать, что специалисты этих компаний не будут работать по просьбе ФСБ, предоставляя свои мозги, экспертную оценку или технические мощности», — добавляет Солдатов. В ФСБ на вопросы Forbes о сотрудничестве с Group-IB не ответили.
Снова одни

«Мы не лезем в политику, не работаем по [Алексею] Навальному, не занимаемся шпионажем или информационными войнами между странами — все эти вещи могут помешать нашему международному бизнесу», — убеждает Сачков. Чем тогда объяснить, что бизнес компании за последние годы растет как на дрожжах? Если в 2011 году выручка, по данным компании, составила $5,3 млн, то в 2012-м — $14,2 млн, а по итогам 2013 года она составит $36 млн.
Group-IB научилась продавать свои услуги, объясняет этот взлет Сачков. Еще в 2012 году в коммерческом отделе компании работал один человек, сегодня — девять. «Мы не ждем, когда к нам обратятся, сами активно ищем клиентов». Изменилась и модель бизнеса: на расследования и экспертизы теперь приходится менее половины выручки, около 43%, а остальное приносят услуги по предотвращению преступлений, которые продают по подписке: мониторинг и защита брендов (Brand Point Protection, 26% доходов в структуре выручки), мониторинг ботнетов — зараженных компьютерных сетей (Bot-Trek, 12%), аудит по информационной безопасности (12%), консультации (7%), поясняет Сачков. «Бренд становился известнее, и мы увеличили стоимость услуг и сервисов».
Еще до того как Госдума в 2013 году приняла новый закон о борьбе с «пиратством», Group-IB стала предлагать свои услуги по защите авторских прав. Одним из первых клиентов на этом направлении в 2009 году стал Microsoft: Group-IB боролась с сайтами, нелегально распространяющими ее софт. Самый свежий контракт подписан несколько месяцев назад с компанией «Амедиа», представляющей интересы студий HBO, CBS, FOX, Sony.
«В рамках партнерства с «Амедиа» мы заблокировали 60 000 ссылок на их сериалы и фильмы. «Игра престолов» и «Во все тяжкие» — самые популярные сериалы у пиратов», — рассказывает сотрудник Group-IB Георгий Пуляевский.
Стоимость услуги по борьбе с онлайн-пиратством начинается от $10 000 в месяц в зависимости от того, идет фильм в прокате или премьера прошла и он является «библиотечным», поясняет Руслан Кривулин, руководитель направления Brand Point Protection.
C апреля 2013 года Group-IB стала партнером QIWI по поиску мошеннических сайтов, которые используют бренд компании или пытаются присвоить деньги пользователей. «Group-IB проводит оперативные действия с беспрецедентной скоростью не только в Рунете, но и по всей глобальной сети», — сказал Forbes директор по безопасности «Группы QIWI» Владимир Загрибелин. — Среднее время жизни мошеннического сайта в мировой практике составляет 5 дней, а среднее время закрытия такого сайта специалистами Group-IB — около 22 часов». Контракт по защите брендов приносит Group-IB $10 000–30 000 в месяц.
Несколько дороже ($5000–50 000 в месяц) стоят услуги мониторинга Bot-trek, поиск информации о клиентах банков и платежных систем, чьи логины, пароли, номера карт стали известны мошенникам. Детективы сообщают о «засвеченных» клиентах банкам, и те перевыпускают карты или просят сменить логины-пароли. Выстроить отношения с банками помог Артем Сычев, бывший научный руководитель Сачкова в «Бауманке», а сейчас заместитель начальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России.
По словам Сачкова, Group-IB работает со всеми российскими банками из первой десятки, самый крупный — Сбербанк. «Со службой безопасности Сбербанка мы познакомились в 2010-м, когда обнаружили большую бот-сеть, созданную для хищения денег у клиентов. Мы бесплатно отправили в Сбербанк данные, попросили заблокировать клиентов. В итоге стали стратегическими партнерами», — вспоминает Сачков. В портфеле Group-IB — контракты с Альфа-банком, «Связным», ВТБ, «Возрождением».
Больше, чем банки, платят лишь горнодобывающие и нефтяные компании за мониторинг своей внутренней сети от заражения вредоносным программным обеспечением. Услуга Advanced Persistent Threat стоит $1,2–2 млн в год. Среди заказчиков Group-IB — «Газпром», «Роснефть», «Норильский никель», ТНК-BP.
Group-IB стала прибыльной в 2011 году, а в октябре 2013 года совладельцы Leta Group Чачава и Пильцов продали свои доли менеджерам компании во главе с Сачковым, которые получили для этого кредит в одном из российских банков. Сумму сделки стороны не называют (участники рынка оценивали пакет в $2 млн), но Чачава утверждает, что IRR составил 30%, он «получил сумму, которая соответствовала ежегодному увеличению моих первоначальных инвестиций на 30%. На 32%, если быть точным».
Развитие ситуации в стране всячески способствует бизнесу Group-IB. В октябре 2013 года Госдума приняла в первом чтении законопроект, расширяющий полномочия ФСБ в сфере информационной безопасности. Как объяснял спикер Сергей Нарышкин, проект закона направлен на пресечение преступлений с использованием IT-технологий.
«Для нас это хорошо. Чем больше расследований, тем больше будет заказов на экспертизы», — уверен Сачков.
По оценке самой Group-IB, ущерб от действий киберпреступников в России в 2012 году составил $1,9 млрд. Детективам есть куда расти.

Изображение
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
Элла Кацнельгоген
Пользователь
Сообщения: 6431
Зарегистрирован: 13 сен 2015, 20:08

Высокие технологии

Сообщение Элла Кацнельгоген » 24 ноя 2016, 21:21

Хм...
А к чему это всё? Да, к тому, что, кажется мне, что нас потихоньку готовят к новой цифровой реальности. Когда за неправильную парковку, если штраф не оплатил, тебя не только в кафе не обслужат, а и холодильник не откроется. И входная дверь тоже. До прихода стражей правопорядка.
И путь к этим хищным вещам века миллионы оплачивают своими деньгами. И недальновидностью тоже

http://deadman-alive.livejournal.com/47 ... l#comments
I've never been clever, because need it never
Зато я белая и пушистая

Аватара пользователя
Элла Кацнельгоген
Пользователь
Сообщения: 6431
Зарегистрирован: 13 сен 2015, 20:08

Высокие технологии

Сообщение Элла Кацнельгоген » 11 янв 2017, 22:16

I've never been clever, because need it never
Зато я белая и пушистая

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 14 янв 2017, 12:03

На пресс-конференции Владимира Путина 23 декабря 2016 года по поводу энерго-безопасности , в частности Калиниграда была фраза " Не исключено использование малых ядерных электростанций, которые производятся в России". Решила посмотреть, что енто такое.
Как понимаю тут две стороны.
1. Все для севера и Арктики. Уже строят мобильные станции.
В рамках международной выставки-конференции «Offshore Marintec Russia 2016» состоялось награждение победителей международного конкурса научных, научно-технических и инновационных разработок, направленных на развитие и освоение Арктики и континентального шельфа.
АО «ОКБМ Африкантов» (входит в машиностроительный дивизион Росатома - Атомэнергомаш) совместно с АО «Атомэнерго» стало лауреатом первой премии конкурса с проектом «Транспортабельная АЭС с реакторной установкой ВБЭР-300 на основе стационарной ледостойкой платформы для энергообеспечения центров добычи и переработки газа в Арктике».

Концепция транспортабельной АЭС базируется на современном опыте разработки плавучих атомных и наземных атомных станций малой и средней мощности и их реакторных установок, технологиях морских стационарных платформ, наплавных технологиях транспортировки и сооружения промышленных объектов.

В качестве энергоисточника на АЭС применяется компактная реакторная установка ВБЭР-300, разработанная АО «ОКБМ Африкантов» на основе технологий судовых ядерных энергетических установок.

Предлагаемые АЭС, предназначенные для энергоснабжения заводов по производству сжиженного природного газа, позволяют в средней и долгосрочной перспективе обеспечить масштабное развитие сегмента данного производства в районах шельфовых газовых месторождений Арктики с покрытием внутренних и экспортных потребностей России и получением дополнительного экономического эффекта. При этом создаются условия для устойчивого промышленного развития региона и удовлетворения социальных нужд населения.

Источник: Пресс-служба АО «ОКБМ Африкантов»

Посмотрим, как заведется Академик Ломоносов
26 декабря 2016 года подписан акт готовности судостроительного предприятия ООО «Балтийский завод – Судостроение» и плавучего атомного энергоблока (ПЭБ) «Академик Ломоносов» к загрузке ядерного топлива.
Акт утвержден генеральным директором завода ООО «Балтийский завод – Судостроение» Алексеем Кадиловым. В первом полугодии 2017 года планируется осуществить загрузку ядерного топлива и физпуск плавучего энергоблока.

Строительство первой (головной) плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) «Академик Ломоносов» мощностью 70 МВт на базе плавучего энергоблока (ПЭБ) с двумя реакторными установками КЛТ-40С ведется в рамках договора, заключенного АО «Концерн Росэнергоатом» с ООО «Балтийский завод – Судостроение» в 2012 году. В 2015 году полностью завершилось формирование корпуса с надстройками, выполнен монтаж судового и энергетического оборудования, технологических систем.

В 2016 году начаты швартовные испытания систем и оборудования ПЭБ в соответствии с разработанными программам и методиками приемо-сдаточных испытаний. Местом базирования ПАТЭС выбран г. Певек Чукотского автономного округа. В 2017 году ядерное топливо будет доставлено на Балтийский завод, загружено в реакторы, и будет выполнен физический пуск реакторных установок.

Концерн «Росэнергоатом» продолжает набор и обучение эксплуатационного персонала ПАТЭС. Генеральным проектировщиком – ЗАО «Атомэнерго» – выполнены проектно-изыскательские работы и разработка проектной документации береговых и гидротехнических сооружений (БГТС) для ПАТЭС в г. Певеке.

Работы подготовительного периода на площадке строительства береговых и гидротехнических сооружений для ПАТЭС в г. Певеке были начаты в сентябре 2015 года. В 2016 году заключен договор на строительство гидротехнических сооружений. Подрядчик работ ООО «Трест Запсибгидрострой» – ведущее российское предприятие в области строительства гидротехнических и транспортных сооружений. В сентябре –декабре 2016 года в г. Певек Северным морским путем доставлены материалы и оборудование для строительства БГТС и развернуты полномасштабные строительные работы на площадке.

В 2016 году из федерального бюджета АО «Концерн Росэнергоатом» получил субсидию на строительство БГТС в г. Певеке в виде имущественного взноса Российской Федерации в Госкорпорацию «Росатом» на развитие атомного энергопромышленного комплекса (в части строительства атомных станций малой мощности), государственное задание по продвижению строительства БГТС в 2016 году успешно выполнено.

Окончание строительства береговых и гидротехнических сооружений, транспортировка плавучего энергоблока в г. Певек, а также ввод в эксплуатацию ПАТЭС планируются в 2019 году.

2. Космос, свеженькое этого года
В России предлагают создать космические аппараты с ядерной энергоустановкой
МОСКВА, 13 января. /ТАСС/. Петербургское конструкторское бюро (КБ) "Арсенал" предлагает создать космические аппараты с ядерной энергетической установкой для дистанционного зондирования Земли и исследования космоса, следует из информации на сайте предприятия.

В настоящее время ни у одной страны мира нет гражданских спутников с ядерной энергетической установкой. Практически все космические аппараты, за исключением межпланетных станций, используют солнечные батареи. Однако из-за низкой плотности потока солнечного излучения эти батареи имеют крупные габариты, поскольку они должны запасать энергию в аккумуляторах на время работы в тени.
"Космические аппараты предназначены для дистанционного зондирования Земли, исследования космического пространства, ретрансляции сигналов при исследовании дальнего космоса. Тип системы электропитания - ядерная энергоустановка нового поколения типа ЯЭУ-25М, разработчик - ОАО "Красная Звезда", - говорится в сообщении.
Предполагаемый облик аппаратов представлен на сайте предприятия. Так, масса одного спутника может составлять около 7,6 тонны, срок их активного существования должен быть не менее семи лет.
В КБ "Арсенал" не стали комментировать возможные перспективы применения таких спутников.
Ядерная энергетика уже использовалась в отечественных аппаратах при освоении космического пространства. Так, с 1970 по 1988 годы СССР запустил 32 космических аппаратов с термоэлектрической ядерной энергоустановкой, а в период с 1960 по 1980 годы был разработан и прошел испытания на Семипалатинском полигоне ядерный ракетный двигатель.
В СССР было разработано четыре типа ядерных энергоустановок - "Ромашка", "Бук", "Топаз" и "Енисей". В США по программе SNAP были разработаны реакторные энергоустановки SNAP-10A, SNAP-2, SNAP-8.
Наиболее известным происшествием с космическими аппаратами, на которых был установлен ядерный реактор, является падение спутника "Космос-954" в январе 1978 года на территории Канады.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/kosmos/3939717

На сайте Красной звезды продукция уже вне моего понимания http://www.redstaratom.ru/index.php/producsia/rastvornyj-yadernyj-reaktor 8-)
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 16 янв 2017, 14:05

Пытаемся разобраться с "МИРНЫМ АТОМОМ". Вот грамотно и просто в этой публикации https://regnum.ru/news/economy/2225748.html, рассматриваются варианты и реактор СВБР-100 — первый гражданский реактор на свинце-висмуте. Много букф и есть картинки.

Способны ли АЭС помочь Калининградской области.
Во время большой предновогодней пресс-конференции Владимир Путин, отвечая на вопрос журналиста из Калининграда, сказал о малых и средних АЭС как одном из вариантов решения гипотетической энергоблокады западного форпоста России. Остановимся на этом моменте немного подробнее, поскольку для многих из нас эти вот «малые и средние АЭС» — всего лишь набор приятных уху слов. Анализирует онлайн-журнал
Порошенко не может поверить: Евросоюз отказал Украине во всём
Прежде всего — что, собственно говоря, подразумевается под этим термином? Определение дает МАГАТЭ: по ее классификации к малым относятся реакторы, у которых электрическая мощность не превышает 300 МВт. Имеется для них и специальная аббревиатура — АСММ: атомные станции малой мощности. Из всех действующих в мире реакторов малых — всего 25 штук, из которых 18 работают в Индии, 4 — в России, 2 в Китае и 1 — в Пакистане.
Почему так мало? Эволюция атомных реакторов в течение последних десятилетий шла под знаменем борьбы за экономию от масштаба АЭС, потому они и «росли» в мощности. Наши, советско/российские реакторы — наглядный тому пример. ВВЭР-220 сменили ВВЭР-440, им на смену пришли ВВЭР-1000, в Нововоронеже этим летом заработал реактор ВВЭ-1200. Французы вот уже с десяток лет пытаются построить реактор и вовсе в 1 600 МВт — не исключено, что когда-то у них это получится. Однако реакторы большой мощности, не смотря на впечатляющее снижение себестоимости генерируемой ими электроэнергии, предъявляют большие и жесткие требования к энергетической системе, в составе которой они работают. Например, пропускная способность энергосистемы должна уметь принимать такие огромные порции энергии. На время остановки на профилактические и плановые ремонты, на время перезагрузки топлива в сети должны иметься «запасные» энергетические станции — потребитель не должен страдать, он должен вообще не замечать такие остановки. И, само собой, в сети должны иметься потребители, способные принять всю электроэнергию, вырабатываемую на АЭС. Мегаполисы, крупные производства или объекты инфраструктуры, а такая роскошь имеется далеко не в каждом государстве, тем более — в комплекте со всем прочим выше перечисленным.
Соответственно, АСММ имеют целый ряд преимуществ перед АЭС большой мощности. Прежде всего, раз уж мы живем в капитализме, мы обязаны думать о деньгах — о инвестициях и сроках их окупаемости. Меньше мощность — меньше физические размеры — меньше объемы строительства, быстрее срок ввода в эксплуатацию, и, следовательно, инвестиции, объем которых много меньше, чем при строительстве традиционных АЭС, окупятся быстрее. Или, говоря языком экономистов: АСММ снижают финансовые риски. Кроме того, АСММ не предъявляют такие высокие требования к энергосетям: и пропускная мощность столь огромная не нужна, и потребители могут не быть гигантами промышленности. В общем, АСММ — очень неплохой вариант для снабжения электроэнергией малонаселенных и изолированных регионов. Мало того: АСММ вполне способны обеспечивать небольшие населенные пункты еще и теплом, а, при комплектации соответствующим оборудованием — и пресной питьевой водой.
В Советском Союзе и теперь в России имеется классический пример успешно эксплуатируемой АСММ. Это Билибинская АТЭЦ — атомная теплоэнергоцентраль, единственная в мире АЭС, расположенная в зоне вечной мерзлоты. Решение о ее строительстве было принято в 1965 году, в 1974−76 были приняты в эксплуатацию все ее четыре реактора ЭГП-6. Расшифровка аббревиатуры: Энергетический Гетерогенный Петлевой с 6 петлями циркуляции энергоносителя. В качестве замедлителя используется графит, по которому и «петляет» вода. Конструкция получилась надежной, но развития не получила — слишком много конструктивных сложностей для выработки 12 МВт. В начале 90-х на Билибинской АЭС было несколько весьма неприятных инцидентов: 2 утечки жидких радиоактивных веществ (3-й уровень по шкале INES), в 95-м было аварийное отключение АЭС из-за потери электроэнергии для собственных нужд (1-й уровень), в 98-м при перегрузке топлива на блоке №4 три сотрудника АЭС получили переоблучение. В общем, ЭГП-6 серию уже не пойдут, разработка конструкторского бюро НИКИЭТ (Научно-Исследовательский и Конструкторский Институт Энерготехники) с 2019 по 2021 год планово «уйдет на пенсию»: реакторы остановят и займутся дезактивацией площадки.
Сделано это будет именно планово: в 2020 году к причалу Билибино встанет первая в мире действующая плавучая АТЭС (атомная теплоэлектростанция) «Академик Ломоносов». Несамоходное судно водоизмещением 21 500 тонн будет оснащено двумя малыми реакторами КЛТ-40С разработки ОКБМ им. Африкантова («Опытное Конструкторское Бюро Машиностроения). Каждый реактор вырабатывает 35,0 МВт электроэнергии и 150 МВт (73 Гкал/час) тепловой мощности, при этом уже имеется готовый проект оснащения ПАТЭС еще и установкой по опреснению морской воды мощностью до 100 кубометров в сутки. Еще одна особенность КЛТ-40С — то, что он способен работать на одной загрузке топлива 3 года без перерыва, для АЭС это достаточно длительный топливный цикл. Он мог бы быть и еще больше, но МАГАТЭ ставит рамки для степени обогащения урана — для гражданских объектов он не может превышать 20% (в КЛТ-40С степень обогащения составляет 18,5%).
На сегодняшний день КЛТ-40С и есть единственный реактор малой мощности для энергетических нужд, выпускаемый в России. При этом реактор КЛТ-40С стопроцентно надежен — ведь для ОКБМ он стал продолжением линейки реакторов, разрабатываемых этим КБ уже несколько десятилетий для атомных ледоколов и подводных лодок. Отсюда и очевидные конкурентные преимущества, которые можно получить при запуске ПАТЭС «на поток». Это серийное производство, испытания, ремонты и утилизация на специализированных предприятиях, исключение радиационно-опасных операций на береговой площадке, возможность подключения оборудования по опреснению воды. Размещение реакторов на плавсредстве обеспечивает возможность быстрой передислокации после того, как необходимость в использовании реакторов в данном месте отпадает, на 100% обеспечивая принцип «зеленой лужайки» после окончания эксплуатации.
В общем, положительных моментов у этого проекта немало, есть только одно «но»: они не имеют никакого отношения к Калининградской области. Тут нет удаленных от сетей объектов, в припортовых зонах не сосредоточены гигантские потребители энергии, здесь достаточно рек и озер, чтобы не было проблем с пресной водой. Единственный вариант, при котором калининградцам может потребоваться ПАТЭС, — размещение совершенно новых воинских частей и формирований за сжатые сроки, а так же таких видов войск, которым действительно нужно много электроэнергии. Части радиоэлектронной борьбы, радиолокационные станции — вот такое оборудование при определенных обстоятельствах действительно может оказаться необходимым именно там. Вот только можно ли это будет назвать «энергообеспечением Калининградской области»?..
Продолжим отгадывать загадку — о чем же именно говорил Владимир Путин, называя «малые ядерные реакторы вариантом решения проблемы Калининградской области». Если заглянуть в коридоры Опытно-Конструкторского Бюро «Гидропресс» в городе Подольске, мы всенепременно встретимся с проектировщиками еще двух малых реакторов — СВБР-10 и СВБР-100. «СВ» — свинцово-висмутовый, «БР» — быстрый реактор, цифры — генерируемая электрическая энергия.
СВБР-10 менее разработан, да и предназначается он для Заполярья, для обеспечения энергией и теплом тем, кому там предстоит работать — нефтяникам и газовикам, нашим военным. Калининграда этот проект точно не касается, потому посмотрим подробнее на проект СВБР-100. Если говорить официальным языком, то вот:
«Проект СВБР-100 входит в число проектов Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при Президенте РФ в рамках направления «Новая технологическая платформа: замкнутый ядерный топливный цикл и реакторы на быстрых нейтронах» и включен Федеральную целевую программу «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010—2015 годов и перспективу до 2020 года».
Звучит красиво, но с финансированием проекта дела идут тяжело, потому Росатом и создал совместное государственно-частное предприятие ОАО «АКМЭ-Инжиниринг» на паях с крупнейшей в России частной энергетической компанией «ЕвроСибЭнерго». Стоит отметить, что в нашем атомном проекте это первая попытка совмещения интересов государства и частной компании — будет интересно понаблюдать, как будут развиваться события.
Изображение
СВБР-100 — первый гражданский реактор на свинце-висмуте, от того, как его удастся реализовать, во многом зависит будущее малой атомной энергетики. Реактор на быстрых нейтронах, коэффициент воспроизводства рассчитывается равным единице — следовательно, он уверенно впишется в концепцию замкнутого ядерного топливного цикла. Реакторная установка — модульного типа, то есть все оборудование первого контура (сам реактор, главный циркуляционный насос, парогенераторы и пр.) размещено в едином корпусе, с полным отсутствием трубопроводов и арматуры первого контура. Этот «рабочий» корпус помещается, как матрешка, в страховочный корпус, увеличивая степень защищенности реактора. Кроме 100 МВт электрической мощности, СВБР-100 будет вырабатывать и тепло — от 265 до 280 МВт.

Идея проста — модульные корпуса изготавливаются целиком на предприятиях Росатома, скромные габариты страховочного корпуса (4,5×7, метра) позволяют транспортировать СВБР-100 по железным дорогам к месту, где обустроена площадка АЭС. На месте остается только смонтировать все оборудование в единый комплекс, сокращая время ввода реактора в эксплуатацию и обеспечить поточную организацию строительно-монтажных работ. Электричество, тепло, возможность подключить опреснительное оборудование, длительная — от 7 до 15 лет без перезагрузки топлива, по выводу из эксплуатации — дезактивация не на месте, а непосредственно возле хранилищ ОЯТ и предприятий по его переработке. 7 лет без перезагрузки — это классическое топливо из оксида урана со степенью обогащения по урану-235 16,5%, 15 лет без перезагрузки — в случае, если под СВБР удастся создать отдельное МОКС-топливо. На сегодня по СВБР-100 выполнено не менее 60% НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), но, как жалуются разработчики, пока высоковата цена — 36 миллиардов рублей в ценах 2014 года.
Однако варианты удешевления без потери качества и безопасности уже нащупаны, цена может упасть до 24−25 миллиардов рублей. В феврале 2015 года АКМЭ-Инжиниринг получило лицензию Ростезнадзора на размещение в Димитровграде Ульяновской области опытного экземпляра СВБР-100, что стало возможным после окончания разработки всего пакета технической документации, выполненной группой компаний «Комплект-Энерго». Собственно говоря, как только будет решен вопрос с ценой, проект СВБР-100 можно начинать «воплощать в железе». Сейчас в окончательной стадии проработки и вопрос обеспечения физической безопасности реактора — это одновременно и технический вопрос, и вопрос себестоимости. До делящихся материалов никакие террористы добраться не должны ни при каких обстоятельствах, но охрана СВБР-100 по методике, имеющейся для больших АЭС — это действительно дорого. Потому и предполагается на полную мощность использовать очевидные преимущества такого теплоносителя, как сплав висмута и свинца: планируется завести систему безопасности на геостационарный спутник, с которого, в случае опасности, будет подаваться сигнал, отключающий нагрев теплоносителя. В результате предполагаемые злоумышленники получат в свое распоряжение твердый слиток свинца-висмута весом около 1000 тонн, в недрах которого им и будет необходимо найти и добыть ядерное топливо. Согласитесь — вариант простой и весьма остроумный.
Если Владимир Владимирович говорил именно об этом проекте, то, при удачном стечении обстоятельств, СВБР-100 вполне может поучаствовать в энергообеспечении Калининградской области. Напомним, что политическое решение ЕС об отключении энергосистем Литвы, Латвии и Эстонии от энергосистемы БРЭЛЛ «назначено» на 2025 год — следовательно, если в Димитровграде дела пойдут успешно, запас времени имеется. Конечно, все технические подробности в открытых источниках пока не появлялись, но стоит обратить внимание и на то, что под АЭС на основе СВБР-100 теоретически можно воспользоваться временно приостановленной строительной площадки Балтийской АЭС. Помимо всего прочего, конструкция СВБР-100 такова, что позволяет «стыковать» моноблоки друг с другом, получая электрическую генерацию мощностью, кратной 100 МВт — 200, 300, или 400.
Успешная реализация проекта СВБР-100 может оказаться очень кстати и в том случае, если Евросоюз очнется от русофобской истерии и пойдет на синхронизацию ЕЭС России и энергосистемы Центральной Европы. В случае, если удастся договориться о поставках в страны Европы не энергетических ресурсов в том или ином их виде, а непосредственно электроэнергии, СВБР-100 были бы более гибким, более быстрым и более дешевым вариантом, чем строительство «большой» АЭС на основе ВВЭР-1200. Стоит отметить, что срок сооружения СВБР-100, на который намерены выйти наши атомщики — от 18 до 24 месяцев, что значительно меньше, чем строительство ВВЭР-1200, на которое уходит не менее 5 лет.
Изображение
Впрочем, давайте не будем скрывать: проект СВБР-100 важен не только для Калининградской области. По оценкам МАГАТЭ, мировая потребность в реакторах мощностью от 100 до 400 МВТ до 2040 года — от 500 до 1000 блоков. Финансовый объем такого рынка заслуживает самого пристального внимания, поскольку составляет от 300 до 600 миллиардов долларов США. Есть за что побороться, не так ли?.. Выйти на такой рынок с референтным энергоблоком, причем энергоблоком IV поколения (к нему относят реакторы на быстрых нейтронах, которые, напомним, в промышленном варианте эксплуатируются только в России) было бы весьма и весьма кстати — ни один из конкурентов ничего подобного пока предложить не в силах.
Но и СВБР-100 — не единственное, что имеется в стадии проектирования у Росатома. «Гидропресс» зимой 2016 года приступил к формированию требований к реактору установке ВВЭР-И — интегральный двухконтурный в диапазоне мощностей 100, 200 и 300 МВт. Идеология модуля — такая же, как и у СВБР-100: в один корпус помещается весь первый контур, реактор, главный циркуляционный насос, парогенератор, все трубопроводы и арматура к ним. Это позволит не только уменьшить размеры здания реакторной установки, но и уменьшить ее металлоемкость, что способно значительно улучшить экономическую привлекательность проекта (при строительстве АЭС в обязательном порядке учитывается такой показатель, как тонны металла на 1 МВт генерируемой мощности), сократить сроки строительства и монтажа оборудования. Ведь полная заводская готовность модуля обеспечивает высокое качество, небольшую продолжительность монтажа и пуско-наладочных работ. Успеет ли «Гидропресс» к 2025 году? Нам остается только наблюдать.
Краткость высказанной Владимиром Владимировичем идеи вынуждает присмотреться и к иным заделам Росатома — теперь и по АЭС уже средней мощности. При этом мы сразу исключим из рассмотрения реактор на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем БРЕСТ-ОД-300 — просто потому, что этот реактор уже строят в Северске, а оттуда до Калининграда весьма далеко.
Все тот же «Гиропресс» взял за основу ВВЭР-1200, чтобы максимально использовать все результаты НИОКР, включая прямое заимствование оборудования и приступил к разработке проекта АЭС ВВЭР-600. Такой вариант позволит выпускать оборудование еще большими сериями, что только снизит себестоимость. Именно этот подход позволил «Гидропрессу» обойти в конкурентной борьбе проект ВБЭР-600 (Водно-водяной Блочный Энергетический Реактор) от ОКБМ «Африкантов». Если честно, битва конструкторских бюро ждет в качестве писателя мастера батальных сцен!
Стоимость основного оборудования — проект ВБЭР дешевле на 5,6 млрд рублей). Затраты на ремонты — поровну. Затраты на строительство — ВБЭР дешевле на 5,5 млрд рублей. Себестоимость отпускаемой электроэнергии у ВБЭР 1,16 рубля на кВт*ч, у ВВЭР — 1,14 рубля. Расход электроэнергии на собственные нужды: 6,75% у ВВЭР против 6,48% у ВБЭР.
Нет, мы можем и продолжать — сравнительных показателей почти 30 штук, разница у ВВЭР и ВБЭР — не больше 1:%. Но 30 декабря 2014 Росатом принял решение: на площадке Кольской АЭС-2 строиться будет именно ВВЭР-600. Чашу весов склонил срок проведения НИОКР — «Гидропресс», как автор проекта ВВЭР-1200, с проектированием обязуется уложиться в 18 месяцев, «Африкантову» на полный проект технической документации ВБЭР-600 требуется в 2 раза больше времени. Но при этом сделана существенная оговорка: если на реализацию проекта Кольской АЭС-2 будет отведено больше времени, строить будут ВБЭР. Почему? ОКБМ «Африкантов» — то самое КБ, которое проектировало реакторные установки всех наших ледоколов, а место расположения Кольской АЭС-2 находится за Полярным кругом. В основу проекта ВБЭР и были положены многолетние наработки «Африкантова» с судовыми реакторами, что является дополнительной гарантией технологичности такого оборудования в таких климатических условиях. Но, в любом случае, местом расположения первого российского 600-мегаваттника станет именно Кольский полуостров, а не Калининградская область.
В меньшей стадии готовности у Росатома есть еще ряд проектов, которые ведет НИКИЭТ (Научно-Исследовательский Институт Энерготехники) им. Н.А. Доллежаля. Собственно, только объем статьи не позволяет хотя бы коротко рассказать о замечательных, интересных, перспективных разработках этого КБ. Реакторная установка «Витязь» на 1 МВт электрической мощности, размещаемая в полуприцепе. Реакторная установка «Шельф» мощностью 6,4 МВт, предназначение которой очевидно из названия, хотя ее с успехом можно будет эксплуатировать и на суше. АСММ «Унитерм-30» — 30 МВт тепловой мощности и 6,6 МВт электричества. Реакторная установка «Ника» — 100 МВт электричества и 330 МВт тепла. «Карат-45» и «Карат-100», ВК-50, ВК-100 и ВК-300 — только доллежалевцы в России умеют работать с такой экзотикой, как кипящий атомный реактор. Под все эти проекты НИКИЭТ не хватает сущих пустяков: конкретных заказчиков и финансирования. Собственно, эти же проблемы не дают закончить проектирование реакторных установок АБВ и АБВ-6М разработчикам из ОКБМ Африкантова.

Очень хочется надеяться, что его слова на пресс-конференции были надводной частью айсберга — что руководство РФ разрабатывает конкретный план реализации проектов малых и средних АЭС. Даже из краткого обзора очевидно, что а) выбирать есть из чего и б) в большинстве случаев для окончания проектов не хватает конкретных заказчиков и финансирования. Конечно, можно рассчитывать на то, что найдутся некие частные компании, которые, оценив перспективы, займутся инвестированием в столь перспективное направление. Но на примере проекта СВБР-100 мы видим реальность: только после того, как проект получает признание на государственном уровне, перспективы становятся планами. Есть и еще один немаловажный момент, рассмотрение которого требует отдельной статьи: наше ядерное законодательство, точнее — лицензирование проектов АЭС. Сегодня все нормативы предусмотрены только для выдачи лицензий на «классические» АЭС, этот процесс занимает до 3 лет. Очевидно, что в случае малых и средних АЭС такой большой срок не подходит, но пока никакого отдельного подхода наши законодатели не выработали. Росатом не смог инициировать такую работу в годы руководства корпорацией Сергея Кириенко, хочется надеяться, что новый генеральный директор корпорации обратит на эту проблему самое пристальное внимание.
Из всех рассмотренных проектов малых и средних АЭС, которые могут быть использованы для обеспечения электроэнергией Калининградской области в период до 2025 года, в наибольшей готовности находится проект СВБР-100. Остается пожелать Росатому и сибирским энергетикам успехов в Димитровграде и как можно более быстрого запуска их детища в хорошую, большую серию. Потребность в таком реакторе огромна на мировом рынке и очень бы хотелось, чтобы Россия продолжила укреплять свои позиции. Если экономика самой России преодолеет все сложности, выпавшие на ее долю в последние годы и начнет развиваться, СВБР-100 может стать замечательным методом освоения Арктики и Якутии, поможет справиться с проблемой питьевой воды, наблюдающейся в Новороссийске. Впрочем, те же слова можно сказать и по поводу проекта ПАТЭС: головной образец находится в завершающей стадии, арктическое побережье России ждет развития круглогодичного Северного морского пути.
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
coins
Пользователь
Сообщения: 1233
Зарегистрирован: 17 фев 2016, 05:20

Высокие технологии

Сообщение coins » 19 янв 2017, 05:56

AnnaGolova писал(а):Уже запуталась, куда что можно кинуть... Есть еще одна ветка в тему... Прочитала интервью с Ильей Сачковом о диверсиях в сети... но пока скачать его нельзя (с этого ресурса http://primerussia.ru/interview_posts - любимый журнальчик :good: ), предлагаю старенькое из Форбса http://www.forbes.ru/kompanii/internet- ... b?page=0,0
Криминалисты из интернета: как устроено главное в России кибердетективное агентство
Илья Сачков и его партнеры создали крупнейшего частного игрока на рынке расследований киберпреступлений. Услугами Group-IB пользуются известные компании и спецслужбы
В апреле 2009 года основатель Group-IB Илья Сачков оказался в подмосковном пансионате «Лесные дали», где проходила ежегодная IT-конференция «РИФ+КИБ». Прогуливаясь по холлу, он высматривал новых клиентов. Неожиданно ему позвонили и попросили вернуться в Москву: со счета столичной строительной компании украли 9 млн рублей, и Сачкову предстояло выяснить, кто это сделал. Обычная работа.
Вскоре он уже отдавал распоряжения в офисе этой фирмы на Ленинском проспекте: вызвать полицию, отключить компьютеры от сети, собрать все ноутбуки. На столе выросла горка «железа», которое предстояло отвезти в лабораторию для поиска следов вирусного заражения. Взгляд Сачкова привлек один из ноутбуков — он был приоткрыт. Детектив пробежал глазами письмо в Outlook: владелец ноутбука, местный сисадмин, недавно обналичил похищенные в компании деньги. «Это было самое быстрое расследование в моей жизни, — улыбаясь, рассказывает Forbes Сачков. — Просто нам тогда сильно повезло». Созданная 10 лет назад компания Group-IB специализируется на расследовании и предотвращении преступлений в компьютерной сфере. Если не считать отделы расследований больших интернет-компаний вроде «Лаборатории Касперского», работающих на внутренние потребности компаний, Group-IB является крупнейшим в России частным кибердетективным агентством. Компьютерных криминалистов здесь больше, чем в соответствующем подразделении Экспертно-криминалистического центра МВД России. За три года, по данным компании, выручка Group-IB выросла более чем в 10 раз, прогноз Сачкова на 2013 год — $36 млн.
«Штучный товар»

Офис Group-IB расположен на территории бывшего завода в районе метро «Электрозаводская», без провожатого здесь легко заблудиться. На каждой двери электронные замки, и даже если сам гендиректор пришел без электронного пропуска — стучи не стучи, внутрь не пустят. Сердце компании, компьютерная криминалистическая лаборатория, занимает совсем небольшое помещение, 4 на 10 м. Десяток столов с мониторами, стеллажи с оборудованием, проводами, компьютерами. Обычный с виду черный чемоданчик — на самом деле мобильный криминалистический комплекс стоимостью около полумиллиона рублей, изготовленный в Израиле. Он позволяет мгновенно считать информацию с цифрового устройства. Подсоединив к нему смартфон, детективы увидят всю переписку с него, даже в Skype, а по точкам подключения Wi-Fi и координатам сделанных фотоснимков смогут составить карту перемещений абонента. Выпотрошив таким образом телефон одного из участников банды, грабившей дальнобойщиков в Ленинградской области, детективы Group-IB получили информацию об остальных налетчиках и передали ее полиции.
Возраст кибердетективов — 20–30 лет, каждый, по словам Сачкова, «штучный товар», ведь ни один российский вуз не выпускает криминалистов по расследованию компьютерных преступлений.
Чтобы найти сотрудников, глава Group-IB ходит в институты, читает лекции и проводит олимпиады по компьютерной криминалистике. Костяк компании составляют выходцы из родного для Сачкова МГТУ им. Баумана. Всех кандидатов на работу проверяют на «полиграфе», а также с использованием «управляемой провокации»: время от времени подставные «клиенты» предлагают продать информацию налево или выдать нужную экспертизу. «За многие годы не было ни одного прокола», — с гордостью говорит Сачков.
А риск есть: криминалисты Group-IB однажды наблюдали за хакером, который на кражах в интернет-банкинге зарабатывал до $20 млн в месяц, соблазн для неустойчивых людей слишком велик. Особенно с учетом того, что средняя зарплата детектива — 70 000–100 000 рублей в месяц. Есть бонусы: корпоративные курсы английского, боевые искусства, йога и даже деньги на покупку делового костюма для встреч. Но костюмы чаще висят в шкафах, детективы предпочитают им джинсы и футболки.
Детективный стартап

Зимой 2003 года первокурсник факультета защиты информации МГТУ им. Баумана Илья Сачков перед самой сессией попал в Боткинскую больницу. Вместо учебников друзья принесли ему в палату книжку бывших сотрудников ФБР Криса Просиса и Кевина Мандиа Incident Response: Investigating Computer Crime. Речь в ней шла о компьютерной криминалистике — в США это был уже сложившийся и прибыльный бизнес. Сачкову идея понравилась.

Хакеры-романтики первой волны, взламывающие сайты скорее из спортивного интереса, к тому времени остались в прошлом. С начала 2000-х взломщики начали активно монетизировать свои навыки. «Заработать и оставаться как можно дольше незаметными — вот ради чего они стали работать», — вспоминает то время эксперт по информационной безопасности Cisco Systems Алексей Лукацкий.
Киберпреступники объединялись, появлялись свои партнерские программы, службы поддержки, биржи, кадровые службы и даже свой арбитраж. У крупных группировок была четкая специализация: например, «Балаковская» группа устраивала DDoS атаки на британских букмекеров, вымогая деньги за их прекращение. Другие осваивали «карточный бизнес» — кражу данных кредитных и дебетовых карт, деньги с которых воровались или тратились на заказы в интернет-магазинах. Третьи начинали громить онлайн-банкинг за рубежом — в России системы дистанционного банковского обслуживания в то время еще не были развиты.
Частных расследователей в этой области в России не было совсем, монополия на расследования киберпреступлений была у Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД и Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ. Сачков вспоминает, что как-то на конференции познакомился с офицером из управления «К», расследующего киберпреступления, и спросил, можно ли попасть к ним на работу.
Милиционер, смерив студента взглядом, покачал головой: «У нас нет вакансий». И Сачков решил основать свою компанию.
Деньги на открытие бизнеса, $5000, дал старший брат, «Бауманка» выделила комнату под лабораторию. Первыми сотрудниками стали однокурсники Ильи — два из них до сих пор работают в компании: Дмитрий Волков возглавляет отдел расследований, Игорь Катков — технический директор. Первый существенный контракт у Group-IB появился лишь через несколько месяцев. Топ-менеджеру крупной российской нефтяной компании на корпоративную почту пришли письма с угрозами опубликовать компрометирующие фотографии. «Расследование заняло две недели, вычислили сотрудницу компании, которая, используя прокси-сервера в Голландии, шантажировала своего босса», — вспоминает Сачков. Гонорар компенсировал вложенные $5000, и даже осталась небольшая прибыль.
Корпоративный шпионаж, утечка информации, несанкционированный вход в почту, взломы сайтов — первые кейсы были интересны, но не приносили большой прибыли. В то время расследование в среднем стоило около $10 000–40 000. «Банки нас боялись из-за нашего агрессивного маркетинга и молодости коллектива, по той же причине в МВД вначале к нам относились с большим недоверием: как студенты могут проводить расследования?» — вспоминает Сачков.
Компания пыталась продвигать свои услуги на Западе и даже достигла определенных успехов. «Мы общались с иностранными коллегами, старались помогать в их расследованиях, часто помогали нейтрализовать опасные ботнеты и таким образом попали в зарубежную тусовку криминалистов», — рассказывает Сачков. С Microsoft, например, Group-IB сотрудничает с 2007 года. «Мы считаем наших коллег ведущими экспертами в области киберпреступности в стране», — говорит Людмила Теплова, представитель Microsoft в России. Американцы привлекают Group-IB для обнаружения и нейтрализации ботнетов, исследования вредоносных программ и т. д. Сумму контракта ни Group-IB, ни Microsoft не разглашают.
Но вплоть до конца 2000-х годов детективному стартапу отчаянно не хватало специалистов, оборудования и, главное, денег для развития. В 2010 году все это появилось — благодаря хакерам.
Инвесторы и хакеры

В 2010 году хакеры взломали один из сайтов Leta Group, представлявшую в России словацкую антивирусную компанию ESET. «Мои айтишники локализовали угрозу, но на вопрос, кто это сделал и зачем, ответить не смогли», — вспоминает основатель и совладелец компании Leta Group Александр Чачава. За ответом он пришел в офис Group-IB, где тогда работало человек 15, и они ему сразу понравились. «Хакеры зарабатывали на темной стороне гигантские деньги, а эти ребята наступали им на горло», — поясняет Чачава, решивший стать совладельцем Group-IB.
Осенью 2010 года Чачава и его однокурсник Сергей Пильцов стали владельцами половины Group-IB — через ООО «Группа информационной безопасности». По 25% в OOO получили Чачава и Пильцов, 20% принадлежало Илье Сачкову, по 10% — еще трем сотрудникам-основателям. Выручка Group-IB в 2010 году составила $3 млн.
По сути это были инвестиции в стартап: у Group-IB не было выстроенного маркетинга и даже четких расценок за услуги, а у новых инвесторов — никакой стратегии выхода, говорит Чачава. Он вспоминает, как спорил с Сачковым по поводу оплаты одного расследования для банка, за которое Group-IB запросила 50 000 рублей. «Я спрашиваю: почему так мало? А они: да это же заняло всего полтора дня. Говорю: вы же сэкономили банку миллион долларов, возьмите хотя бы 7%, как страховая», — вспоминает Чачава.
Сколько денег они с партнером потратили на покупку доли и развитие Group-IB, он не сказал (Сачков тоже отказался говорить об этом). Топ-менеджер одной из российских IT-компаний оценивает сделку в $2 млн — примерно столько ежегодно инвестирует в стартапы Leta Capital, венчурный фонд Leta Group.
Деньги Leta Group позволили увеличить штат Group-IB впятеро, до 70 человек, открыть офисы в Нью-Йорке и Сингапуре и закупить оборудование, включая те самые «чемоданчики».
Как смотрят на это соответствующие органы? До 2010 года Group-IB чаще всего делала экспертизы для МВД и ФСБ бесплатно, говорит Сачков. Три года назад государство все же начало оплачивать экспертизы: деньги приходят по разовым договорам, в среднем около 300 000 рублей, что в общем укладывается в рыночные расценки ($10 000–15 000). «Бесплатно сейчас делаем только экспертизы по интересным для нас кейсам — не больше 5–10 бесплатных экспертиз в квартал», — уточняет Сачков.
Кроме того, в Group-IB есть бывшие сотрудники силовых ведомств. «Но у нас все же преобладают гражданские, бывших сотрудников Экспертно-криминалистического центра МВД не больше 5–6 человек», — говорит Сачков. «Бывшие» со связями необходимы в этом бизнесе. «В США частное лицо может получить значок помощника шерифа и разыскивать бандитов или киберпреступников, у нас западную модель воспроизвести невозможно», — говорит Руслан Стоянов, глава отдела расследований компьютерных инцидентов «Лаборатории Касперского» и бывший сотрудник Управления специальных технических мероприятий (УСТМ) ГУВД по Москве. «Если посмотреть наш закон о частной детективной деятельности, так в России ее вообще быть не должно», — добавляет он. Сам Стоянов в 2006 году в звании майора ушел в свободное плавание, несколько лет его компания самостоятельно занималась расследованиями, а в 2012-м вошла в состав «Лаборатории Касперского». Мелкие частные компании в этом бизнесе не выживут, уверен Стоянов, это бизнес больших корпораций. В его отделе всего шесть сотрудников, но он может пользоваться всеми ресурсами «Лаборатории», компании с выручкой $628 млн в 2012 году и штатом 2800 человек.


Свесившись с крыши на веревках, спецназовцы в черных касках и бронежилетах вместе с выломанной рамой ввалились в окно 15-го этажа. «Звон падающих стекол, крики «На пол!», подозреваемый ползал по полу в трусах и визжал», — красочно описывает в своем отчете криминалист Group-IB Артем Артемов финальную стадию операции по задержанию весной 2012 года одного из лидеров хакерской группы Carberp. От хакеров пострадали клиенты 100 банков по всему миру, только в I квартале 2012-го они похитили минимум 130 млн рублей.
Момент захвата детективы Group-IB наблюдают как зрители, их основная работа сделана раньше. Когда преступники задержаны, криминалисты Group-IB проводят экспертизу их компьютеров и серверов, чтобы найти связи с преступлением. «Наша задача — предоставить аналитическую информацию и выстроить логику расследования, если ее не видят сотрудники полиции», — объясняет глава отдела расследований компании Дмитрий Волков. После завершения расследования сотрудники Group-IB выступают свидетелями и экспертами в суде, но исход процесса может быть разный.
«Заказчики часто хотят конечный результат: вы получите деньги, как только мы увидим человека в тюрьме. Если не сел — поработали зря», — объясняет Руслан Стоянов. Почасовая плата за расследование в России не принята, чаще работу оплачивают поэтапно. Компьютерная криминалистическая экспертиза у Group-IB стоит $10 000–15 000, расследование с выездом на место происшествия, экспертизой и фиксацией цифровых следов, поиском преступников и их персональных данных — минимум $200 000–300 000. Но у частных детективов есть специфические риски. «Банк может заплатить за расследование кейса 8 млн рублей, а может и 2 млн. Говорят: бюджет такой, больше не можем», — говорит Сачков.
Расследование кибератаки занимает обычно один-два месяца. В сборе информации помогают не только социальные сети, но и агентурная сеть. «Мы есть на хакерских форумах, подпольных андеграундных площадках: смотрим, кто о чем пишет, кто чем занимается», — поясняет Сачков.
Если хакер украл базу, через несколько дней он обязательно выложит ее на продажу.
Те же методы используют спецслужбы: ФБР в свое время создало закрытый форум Market, которым хакеры активно пользовались вплоть до начала массовых арестов его участников.
Кибердетективы не имеют права проводить обыски, прослушивать телефоны и вести наружное наблюдение, но используют в своей работе те же методы сбора и анализа информации, что и спецслужбы. Кроме того, говорит Сачков, до 20% всех экспертиз Group-IB обеспечивают силовики — МВД, ФСБ, ФСКН и Следственный комитет. И иногда детективов обвиняют в том, что они дружат с «органами».
Дело Врублевского

В июле 2010 года на сайте «Аэрофлота» вдруг перестали проходить электронные платежи. Сервер процессинговой компании Assist, обслуживавшей авиаперевозчика, подвергся мощной DDoS-атаке и «лежал» девять дней. «Аэрофлот» считал убытки: компания потеряла не меньше 147 млн рублей.
Спустя год в аэропорту Шереметьево пограничники задержали загорелого мужчину, прилетевшего с женой и детьми с Мальдив. Это был Павел Врублевский, один из создателей процессинговой системы Chronopay, главный подозреваемый в деле об атаке на «Аэрофлот». Полгода Врублевский провел в СИЗО Лефортово, где написал признательные показания. Позже, выйдя под подписку о невыезде, заявил, что оговорил себя под давлением. Но суд в итоге приговорил Врублевского в июле 2013 года к 2,5 годам колонии, обвинив его в организации DDoS-атаки на своего конкурента, Assist.
Врублевский заявил в своем блоге, что его дело было сфабриковано, и обвинил привлеченных экспертов — «Лабораторию Касперского» и Group-IB — в необъективности.
«Обвинение стартовало именно с экспертизы Group-IB, в нашем деле она сыграла неблагоприятную роль», — говорит адвокат Врублевского Людмила Айвар. Она настаивает, что институт экспертов должен быть независим от ведомств. «Когда эксперт много лет работает с ФСБ, это называется «эксперт ведомства», у них уже устойчивые связи и они уверены в результате», — полагает Айвар. «Любой эксперт разобьет в пух и прах заказную криминалистику, и это будет конец бизнеса. Какой смысл ее делать? — возражает Сачков. — Я уверен, что Врублевский лично заказал DDoS. Это по-своему гениальный человек, но он оказался на темной стороне».

Слишком тесные отношения российских частных детективов со спецслужбами беспокоят не только Врублевского и его адвокатов. «Рынок расследования компьютерных инцидентов жестко контролируется государством, в частности ФСБ», — считает главный редактор Агентуры.ру Андрей Солдатов. По его данным, в последнее время несколько частных CERTов [компьютерных групп реагирования на чрезвычайные ситуации] должны были запуститься в России, но не запустились — все ждали, какие правила для этой деятельности напишет ФСБ. Учитывая непрозрачный характер отношений таких компаний с ФСБ, «абсолютно невозможно гарантировать, что специалисты этих компаний не будут работать по просьбе ФСБ, предоставляя свои мозги, экспертную оценку или технические мощности», — добавляет Солдатов. В ФСБ на вопросы Forbes о сотрудничестве с Group-IB не ответили.
Снова одни

«Мы не лезем в политику, не работаем по [Алексею] Навальному, не занимаемся шпионажем или информационными войнами между странами — все эти вещи могут помешать нашему международному бизнесу», — убеждает Сачков. Чем тогда объяснить, что бизнес компании за последние годы растет как на дрожжах? Если в 2011 году выручка, по данным компании, составила $5,3 млн, то в 2012-м — $14,2 млн, а по итогам 2013 года она составит $36 млн.
Group-IB научилась продавать свои услуги, объясняет этот взлет Сачков. Еще в 2012 году в коммерческом отделе компании работал один человек, сегодня — девять. «Мы не ждем, когда к нам обратятся, сами активно ищем клиентов». Изменилась и модель бизнеса: на расследования и экспертизы теперь приходится менее половины выручки, около 43%, а остальное приносят услуги по предотвращению преступлений, которые продают по подписке: мониторинг и защита брендов (Brand Point Protection, 26% доходов в структуре выручки), мониторинг ботнетов — зараженных компьютерных сетей (Bot-Trek, 12%), аудит по информационной безопасности (12%), консультации (7%), поясняет Сачков. «Бренд становился известнее, и мы увеличили стоимость услуг и сервисов».
Еще до того как Госдума в 2013 году приняла новый закон о борьбе с «пиратством», Group-IB стала предлагать свои услуги по защите авторских прав. Одним из первых клиентов на этом направлении в 2009 году стал Microsoft: Group-IB боролась с сайтами, нелегально распространяющими ее софт. Самый свежий контракт подписан несколько месяцев назад с компанией «Амедиа», представляющей интересы студий HBO, CBS, FOX, Sony.
«В рамках партнерства с «Амедиа» мы заблокировали 60 000 ссылок на их сериалы и фильмы. «Игра престолов» и «Во все тяжкие» — самые популярные сериалы у пиратов», — рассказывает сотрудник Group-IB Георгий Пуляевский.
Стоимость услуги по борьбе с онлайн-пиратством начинается от $10 000 в месяц в зависимости от того, идет фильм в прокате или премьера прошла и он является «библиотечным», поясняет Руслан Кривулин, руководитель направления Brand Point Protection.
C апреля 2013 года Group-IB стала партнером QIWI по поиску мошеннических сайтов, которые используют бренд компании или пытаются присвоить деньги пользователей. «Group-IB проводит оперативные действия с беспрецедентной скоростью не только в Рунете, но и по всей глобальной сети», — сказал Forbes директор по безопасности «Группы QIWI» Владимир Загрибелин. — Среднее время жизни мошеннического сайта в мировой практике составляет 5 дней, а среднее время закрытия такого сайта специалистами Group-IB — около 22 часов». Контракт по защите брендов приносит Group-IB $10 000–30 000 в месяц.
Несколько дороже ($5000–50 000 в месяц) стоят услуги мониторинга Bot-trek, поиск информации о клиентах банков и платежных систем, чьи логины, пароли, номера карт стали известны мошенникам. Детективы сообщают о «засвеченных» клиентах банкам, и те перевыпускают карты или просят сменить логины-пароли. Выстроить отношения с банками помог Артем Сычев, бывший научный руководитель Сачкова в «Бауманке», а сейчас заместитель начальника главного управления безопасности и защиты информации Банка России.
По словам Сачкова, Group-IB работает со всеми российскими банками из первой десятки, самый крупный — Сбербанк. «Со службой безопасности Сбербанка мы познакомились в 2010-м, когда обнаружили большую бот-сеть, созданную для хищения денег у клиентов. Мы бесплатно отправили в Сбербанк данные, попросили заблокировать клиентов. В итоге стали стратегическими партнерами», — вспоминает Сачков. В портфеле Group-IB — контракты с Альфа-банком, «Связным», ВТБ, «Возрождением».
Больше, чем банки, платят лишь горнодобывающие и нефтяные компании за мониторинг своей внутренней сети от заражения вредоносным программным обеспечением. Услуга Advanced Persistent Threat стоит $1,2–2 млн в год. Среди заказчиков Group-IB — «Газпром», «Роснефть», «Норильский никель», ТНК-BP.
Group-IB стала прибыльной в 2011 году, а в октябре 2013 года совладельцы Leta Group Чачава и Пильцов продали свои доли менеджерам компании во главе с Сачковым, которые получили для этого кредит в одном из российских банков. Сумму сделки стороны не называют (участники рынка оценивали пакет в $2 млн), но Чачава утверждает, что IRR составил 30%, он «получил сумму, которая соответствовала ежегодному увеличению моих первоначальных инвестиций на 30%. На 32%, если быть точным».
Развитие ситуации в стране всячески способствует бизнесу Group-IB. В октябре 2013 года Госдума приняла в первом чтении законопроект, расширяющий полномочия ФСБ в сфере информационной безопасности. Как объяснял спикер Сергей Нарышкин, проект закона направлен на пресечение преступлений с использованием IT-технологий.
«Для нас это хорошо. Чем больше расследований, тем больше будет заказов на экспертизы», — уверен Сачков.
По оценке самой Group-IB, ущерб от действий киберпреступников в России в 2012 году составил $1,9 млрд. Детективам есть куда расти.

Изображение


пиар, причем для тех, кто не шарит вообще.

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 19 янв 2017, 14:09

coins, бесспорно и интеллектуального журнальчика, прежде всего, так как его люблю. Но! Год уж пробег от публикации, а все как вчера, все как вчера -дежавю :crazy: ... ;)
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Аватара пользователя
coins
Пользователь
Сообщения: 1233
Зарегистрирован: 17 фев 2016, 05:20

Высокие технологии

Сообщение coins » 19 янв 2017, 20:41

AnnaGolova писал(а):coins, бесспорно и интеллектуального журнальчика, прежде всего, так как его люблю. Но! Год уж пробег от публикации, а все как вчера, все как вчера -дежавю :crazy: ... ;)


а может подумать надо было ))))

Аватара пользователя
AnnaGolova
Пользователь
Сообщения: 564
Зарегистрирован: 15 фев 2015, 00:06

Высокие технологии

Сообщение AnnaGolova » 20 янв 2017, 13:57

coins, чистая психология: работают края. Текст "AnnaGolova » 16 янв 2016, 15:17" воспринимается как размещенный в 2017 году, хотя ровно год публикации :hahaha: Но это флуд...
Поэтому в тему
Научный сотрудник Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Олег Третьяков в составе международной группы исследователей впервые в мире обнаружил «скирмионный эффект Холла». Это открытие — важнейший шаг на пути к созданию новой более быстрой, дешевой, надежной, энергонезависимой электронной памяти.
Результат работы ученых из России, Японии, США и Германии нашел отражение в статье, опубликованной в журнале NATURE PHYSICS.

Как рассказал главный научный сотрудник Лаборатории пленочных технологий Школы естественных наук ДВФУ Олег Третьяков, скирмионы (топологически нетривиальные конфигурации магнитного спина с вихреподобной структурой) могут стать основой будущих магнитных технологий памяти. Современные жесткие диски для хранения информации используют магнитные домены, чей минимальный физический размер уже достиг 100 нанометров. Скирмионы являются более стабильными структурами, размер которых может быть уменьшен до нескольких нанометров, что позволит использовать их для создания устройств хранения и обработки данных с более высокой плотностью. Что еще более важно, такая память будет сохранять информацию даже при выключении питания.

В ходе проведения экспериментов было установлено, что скирмионы движутся под гораздо большим углом относительно приложенного тока, чем это предсказывалось первоначальной теорией. Это важный результат, который имеет значение для будущего проектирования реальных устройств, содержащих эти топологические квазичастицы. Как ожидается, магнитные скирмионы будут использоваться в будущих приложениях спинтроники — «памяти на беговой дорожке» Racetrack Memory и устройствах логики.

«Ранее было предсказано, что этот «скирмионный угол Холла» должен зависеть только от статических свойств скирмионов, таких как диаметр, — объясняет профессор Третьяков. — В нашей работе мы нашли, что этот угол сильно зависит от скорости — поведение, которое не может быть объяснено с помощью стандартно используемых моделей. Поэтому мы разработали новую модель, учитывающую динамические изменения спиновой структуры скирмиона. Мы также показали возможность управления этим углом и необходимость учитывать динамические изменения траекторий скирмиона при проектировании будущих устройств наноэлектроники».

Как пояснил ведущий научный сотрудник Лаборатории пленочных технологий Школы естественных наук ДВФУ Александр Самардак, на основе скирмионов уже ведется разработка новых систем хранения и обработки данных. Такие элементы памяти — дешевле в производстве, они будут работать быстрее и надежнее, потреблять минимум энергии. В будущем они могут использоваться при производстве устройств наноэлектроники — компьютеров, смартфонов, датчиков, способных долгое время работать без подзарядки.

Ранее, работая в этом же направлении — развитии электроники нового типа — ученые ДВФУ первыми получили трехслойные поликристаллические пленки состава рутений-кобальт-рутений (Ru/Co/Ru) с толщиной магнитного слоя всего в четыре атомных слоя. Эти новые ультратонкие материалы также имеют большие перспективы применения в наноэлетронике.
Стоит отметить, что статья международной группы с участием научного сотрудника ДВФУ впервые вышла в издании такого уровня — импакт-фактор (IF) журнала NATURE PHYSICS равен 18.79. При участии Олега Третьякова в 2016 году также были опубликованы научные работы в высокорейтинговых журналах Physical Review Letters (IF=7.65), Applied Physics Letters (IF=3.3) и Physical Review B (IF=3.72).
Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною...(1Кор.6:12)

Вернуться в «Российские будни»



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited :: Русская поддержка phpBB :: ProSilverOnTheRocks by HaNNF :: Часовой пояс: UTC+03:00
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика